Сколько воды утекло!

Конфликт в офисе: мужчина расстрелял коллегу из травмата

Гонки по вертикали

«Боимся, что её отмажут» — часть II: наивные вопросы

Как продать машину и сохранить жизнь

Выводить «Факел» из кризиса доверили спартаковской легенде

«Дай дорогу дураку!»

Петровскую набережную могут реконструировать в скандинавском...

Детской писательнице из Воронежа нужна помощь в лечении рака

Опять 25!

Анна АРДОВА: «За время съёмок моя грудь выросла до 10-го раз...

В Воронеже перенесут две востребованные остановки и другие н...

Многоуважаемый шкаф

Власти начали расплачиваться с многомиллиард­ными кредитами

Это жжёт огонь в груди

Белгород: «Девятиклассник ударил учителя в ответ на замечани...

Липецк: родителей обязали помочь школе... овощами

Псевдогазовщики обворовывают липецких пенсионеров

«Приходите к нам сидеть!»

Жертвами мошенников стали 1 018 тамбовчан

Тамбовские подростки останутся без энергетиков?

В Воронеже прошло очередное заседание городского совета вете...

Вадим Кстенин: «Важно не только созидать, но и сохранять то,...

На реконструкцию теплосетей Воронежа собираются потратить 3,...

Защита прав дольщиков в Воронежской области усилена

ЖК «Бунин»: авторская архитектура, дворы без машин и редкие ...

Парку «Дельфин» обещают новую жизнь

Владимир Нетёсов: «Воронежцы заслужили комфортную городскую ...

Ваши вопросы юристам и адвокатам. Часть 39

Воронежскую науку выведут на мировой уровень

Депутаты взялись за Бринкманский сад

Сколько плодовых деревьев посадить и другие вопросы читателе...

Почему субботники сплачивают воронежцев

«Мы дополняем друг друга»

«ФотоОхота»: «Осенний натюрморт»

Проблему тепла решает мэр

Мария Минаева: Это — первый живой человек, которого я ...

«Боимся, что её отмажут» — часть II: наивные вопросы

«МОЁ!» раскрывает то, что осталось за кадром в материале о громкой аварии под Россошью, когда женщина‑водитель сбила 15‑летнего мальчика, а с места ДТП её увёз влиятельный знакомый

2729 2 13
Происшествия

«Боимся, что её отмажут» — часть II: наивные вопросы

«МОЁ!» раскрывает то, что осталось за кадром в материале о громкой аварии под Россошью, когда женщина‑водитель сбила 15‑летнего мальчика, а с места ДТП её увёз влиятельный знакомый

A+

A-

(Продолжение нашего расследования, первую часть читайте в цифровой версии газеты «МОЁ! Плюс» от 8 октября).

Больше 12 тысяч прочтений, 300 с лихвой комментариев: заметка «Мы боимся, что женщину, сбившую нашего Ваню, отмажут влиятельные покровители!» расколола читательскую тусовку портала «МОЁ! Online». Один лагерь (в меньшинстве) сочувствует семье 15-летнего Вани Горбенко. Мальчик, напомню, больше месяца был в коме, ему предстоит долгая и мучительная реабилитация. Лагерь номер два (целая армия) пытается уличить Горбенко-взрослых в жажде денег от дамы-водителя. А журналист — это я — безусловно «продажный».

…Я смотрела в глаза отцу Вани — Павлу Горбенко (сын и папа похожи до мурашек). Это тот момент, когда кожей чувствуешь слова, и слова были — «чернеть от горя». 

Фото Александра ЗИНЧЕНКО.

Павел Горбенко

В первом материале я взяла в фокус события именно ПОСЛЕ аварии — потому что в них, на мой взгляд, «характер» истории. Но много информации легло в стол, вопросов ещё больше, поэтому отвечаю по пунктам. Лизиновское ЧП показательно и касается каждого: даёт повод подумать, отчего зависит наша роль в спектакле «Твоё место в системе».

Вопрос 1:

ребят было трое, почему ранен лишь Ваня?

Да, Ваня катался на скутерах с друзьями-ровесниками Колей и Женей (имена изменены). В первой заметке я дала только рассказ Коли, с Женей не могла связаться. А это важно: была информация, что «Дастер», прежде чем сбить Ивана, зацепил Евгения и его драндулет. И я дозвонилась.

— Да, — подтверждает Женя, — «Рено» сначала задел меня: я сидел на скутере лицом к Лизиновке и увидел, как из-за поворота выруливает машина. Мне показалось, она ехала довольно быстро. Среагировать я не успел: «Дастер» задел по касательной мой скутер и понёсся дальше. А где-то там стоял Ваня — он отошёл, когда ему позвонили.

Фото предоставлено семьёй Горбенко.

Вот фото Женькиного скутера: выхлопная труба стёсана, видно чётко. Сам он каким-то чудом отделался царапинами (хотя приятель Коля говорил, что «была кровь»). Когда ребят привезли в больницу, Женю осмотрели врачи, но помощь ему не понадобилась, поэтому в списке «раненых» его нет.

Вопрос 2:

где сбили ребёнка?

Из архива семьи Горбенко.

После аварии Ваня Горбенко больше месяца провёл в коме

Один из ключевых вопросов, из-за которого нас с родными Вани подняли на вилы: «Пацан выскочил на дорогу — сам виноват!» 

Давайте смотреть. Друзья Ивана утверждают: когда у одного из скутеров спустилось колесо, они свернули на противоположную обочину. Туда же, по словам ребят, въехал «Дастер». Рисую примерную схему, со слов мальчика Жени.

Как он говорит, его скутер стоял на обочине параллельно проезжей части, на нём горел свет. Скутер Коли — примерно на метр позади, также параллельно дороге, но ближе к садам (они тянутся там вместо обычных посадок). Ваня был с Колей. Дальше мы знаем — опять же, по рассказам ребят, — что Ивану позвонили, он отошёл (назад, в сторону Россоши). И в это время — «Дастер» из-за поворота…

Ольга Чумакова, которая вместе с мужем подобрала с дороги брошенных Переваловыми пацанов, мне рассказала: незадолго до аварии прошёл дождь. «Ага, — заключают интернет-эксперты, — не стал бы мальчишка шляться по мокрой траве, точно стоял на дороге! Или на скутере ехал!»

Во-первых, трава там не очень высокая (ниже колен), и это лето в деревне — вспомните свои школьные каникулы у бабушек. Во-вторых, внимание: официальный сюжет лизиновской аварии по официальной сводке ГИБДД: «…наезд на ПЕШЕХОДА… на участке дороги, ПРИМЫКАЮЩЕМ к проезжей части…»

Выделено мной. А вот Правила дорожного движения, пункт 1.2: «Обочина» — элемент дороги, ПРИМЫКАЮЩИЙ непосредственно к проезжей части…»

Фото предоставлено семьёй Горбенко.

Дядя Вани Александр Слепокуров на месте аварии сделал фото: полоса, похожая на след от машины, тянется по обочине. Следствие должно провести автотехническую экспертизу, чтобы всё окончательно разрешить.

И кстати, о следствии. Именно его я бы хотела спросить вот о чём.

Вопрос 3:

кто все эти люди?

Напомню, майор Россошанского ОМВД Наталья Павлова, позволившая увезти вероятную виновницу с места аварии неведомо куда, общаться отказалась. Областной главк умыл руки отпиской. А в первом материале я приводила весёлые картинки с камер видеонаблюдения из Россошанской ЦРБ.

Но у этой пасторали есть предисловие и продолжение. Чтобы сложилось цельное полотно — повторяю прошлые кусочки и склеиваю с новыми (уличные кадры не публикуем потому, что съёмка ночная и сюжет чёрно-белый).

26 июля, 23.46. К больнице подъезжает авто, из которого выходит гражданин в костюме. Похожий на «человека, похожего на депутата Домнича», которого мы потом увидим в кабинете врача между «продувками» Переваловой на алкоголь. Гражданин здоровается с гаишниками и мужчиной в белых штанах — по словам Александра Слепокурова, так в ту ночь был одет Сергей Перевалов, муж Натальи. Что-то обсуждают. Наталья наблюдает со стороны.

26 июля, полночь. Возле больницы педсовет: гаишники, гражданин в костюме, мужчина в белом, некто в трениках, который потом будем контролировать процесс медосвидетельствования Переваловой.

В следующие 16 минут эти люди собираются группами в разных комбинациях. «Костюм» то уходит в сторону больницы, то возвращается, что-то убедительно говорит гаишнику, дружески хлопает товарища в белых штанах по плечу…

27 июля, 0:16. От больницы отъезжают экипажи ДПС — к месту аварии. В 0:17 за ними трогается авто, на котором прибыл «человек в пиджаке» (перед этим он лично попрощался с «белыми штанами»), следом со двора больницы выплывает «Дастер» Переваловых.

27 июля, 3:46. Машины полиции возвращаются к ЦРБ.

27 июля, 3:50. За территорией больницы от кустов отделяется толпа и идёт в сторону полиции. Это наши знакомые: «костюм», «белые штаны», Наталья Перевалова… По словам Александра Слепокурова, депутат Домнич увёз её с места аварии около 1:30 — то есть прошло почти 2,5 часа.

Дальше опять совещание на улице. Товарищ в трениках приводит фактурную незнакомку, которую затем уведёт в здание ЦРБ. Вот она.

27 июля, 3.53. «Треники» заводят постороннюю тётю в закуток процедурки и оставляют там. На ходу бросают несколько слов сидящим в кабинете медсёстрам. Выходят, возвращаются, и снова убедительное вещание в сторону медсестёр.

27 июля, 3:53 (параллельная запись с камеры в коридоре). Пока «треники» в процедурном, Наталья Перевалова и человек в белых штанах стоят у двери. Медсёстры выходят из кабинета. Одна из них поднимает глаза… прицельно в объектив под потолком. С улицы заходят гаишники (то есть они в курсе всего, что творится). А вот по коридору идёт женщина — явно работница больницы («Одна из медсестёр», — объясняет Александр Слепокуров). «Треники» её обнимают…

Стоп-кадр с камеры видеонаблюдения.

27 июля, 4:01. Наталья Перевалова в процедурке, готовится дуть в алкотестер. Тут же медсёстры. В том числе та, с которой обнимались «треники», и, собственно, сами «треники». Из закутка выглядывает фактурная дама, «треники» машут ей рукой, доктор за столом молниеносно вперивает взгляд мне в глаза — в объектив камеры, которая всё это пишет…

Стоп-кадр с камеры видеонаблюдения.

Стоп-кадр с камеры видеонаблюдения.

27 июля, 4:03. Перевалова дует в прибор. Через минуту «треники» сигналят незнакомке из закутка выходить в коридор.

Стоп-кадр с камеры видеонаблюдения.

27 июля, 4:16. В процедурный, где уже один врач, заходят полицейский и гражданин в костюме. Открываю фото на личной странице депутата Домнича на сайте Облдумы…

«Не было в тот вечер у меня пиджака», — голос в телефонной трубке непробиваем. — И в четыре утра я спал дома».

По его версии, он увёз с собой Перевалову потому, что ей стало плохо, оставил возле больницы и уехал. На видео же товарищ в костюме что-то убедительно рассказывает доктору…

27 июля, 4:16 (запись с камеры в коридоре). В процедурный заходит делегация полицейский/человек в пиджаке, через минуту выходит, идёт на улицу.

Стоп-кадр с камеры видеонаблюдения.

27 июля, 4:19. С улицы, в коридоре, появляется Перевалова, следом — привет, гражданин в трениках. Из процедурного выходит медсестра, и все трое (в том числе «треники») идут в соседний кабинет. Перевалова должна оставить там баночку с мочой для экспертизы на наркотики и алкоголь (по мнению близких Вани, её могли подменить «с помощью» фактурной незнакомки).

Стоп-кадр с камеры видеонаблюдения.

4:22. Процедурный. Снова заходит Перевалова, дует в алкотестер второй раз (по правилам это требуется лишь в том случае, если первый результат был положительным). «Треники» — угадали — подпирают дверной косяк…

…Я не буду оценивать это.

Недопустимо, чтобы при медосвидетельствовании были посторонние и чтобы полиция позволяла увозить вероятного виновника ДТП — даже людям на «Лексусах». Факт.

Я надеюсь, на это обратят внимание начальник главка МВД Михаил Бородин и руководитель регионального СУ СКР Кирилл Левит. Можете считать нашу публикацию официальным редакционным запросом.

Общаться со мной Наталья и Сергей Переваловы, напомню, не стали. Редакция «МОЁ!» делает ещё одну попытку: мы готовы выслушать и полностью представить вашу версию событий.

КСТАТИ

Сбежала или хотела помочь?

Много споров и о том, что могло двигать людьми из «Дастера», когда они сорвались с пострадавшим Ваней с места ДТП. По Правилам дорожного движения это запрещено: пункт 2.5. Основной посыл возмущения: «А если бы не уехали — выжил бы мальчик?!»

В пункте 2.6 тех же Правил есть ремарка: иногда водитель всё-таки может покинуть место аварии — чтобы домчать раненого в больницу на своём транспорте: в «экстренных случаях». Меня обвиняли в том, что я не полностью (и сознательно) этот пункт процитировала.

Что ж. Оговорок там и правда на пять абзацев: ещё до отъезда водитель обязан (именно так, обязан) сообщить о происшествии в полицию, а оставив пострадавшего врачам — назвать свои имя и фамилию, номер машины, предъявив паспорт (или права, или документы на авто), вернуться туда, где случилось ДТП, и ждать гаишников. Ещё он должен «принять меры к сохранению следов и предметов», которые имеют отношение к аварии…

Что наблюдаем здесь. До Россоши от Лизиновки 15 километров, до места, где сбили Ваню, порядка 13. Там асфальт. Скорая приехала бы минут за 15 максимум. Упаковав в салон отключившегося ребёнка, ещё двоих детей Перевалова с мужем бросают на ночной дороге — НЕ звонят их родителям. Хотя живут в одной деревне и, вероятно, их знают. А если не знают — номера «мама/папа» забиты у ребят в телефонах. Врачам раненого мальчика передаёт НЕ Наталья, а некие «мужчины», представившиеся «очевидцами ДТП». Как утверждают в больнице — без имён и фамилий.

Что касается вызова полиции. Официально о ДТП на 02 сообщили из больницы же: в 23:40 — спустя полтора часа (вывод из ответа россошанского прокурора Дмитрия Пальчикова — папе Вани, Павлу Горбенко). При этом уже в 23:44 возле больницы оказываются экипажи ДПС (видно на записях с камер), а через две минуты — персонаж в пиджаке…

Но я не следователь и не прокурор.

— Догадываемся мы, чего, возможно, все «ждали», — Александр Слепокуров делает паузу. — На видео есть момент, когда «треники» идут в сторону реанимации, где лежит Ваня. Умри он через несколько минут после аварии, всё могло бы упроститься: кто сбил, неизвестно, мальчишек-свидетелей можно легко обработать, дело — замять…

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ I ЧАСТИ

26 июля, недалеко от россошанской деревни Лизиновка. Лобовое стекло «Рено Дастер» в паутине трещин и с чётко очерченной дыркой справа от водителя: ровно по диаметру Ваниной головы. По сводке ГИБДД 22:50 — примерное время, когда мальчика сбила машина. Недалеко от россошанской деревни Лизиновка, что в 15 километрах от райцентра. «Примерное» потому, что ни полицию, ни врачей на место этого ДТП сразу никто не вызвал.

Ваню — окровавленного и без сознания — утрамбуют на заднее сиденье «Дастера» (парень уже вымахал под метр 80) те, кто в нём ехал: водитель — 40-летняя Наталья Перевалова и её муж Сергей.

Дадут по газам, бросив на дороге ещё двоих мальчишек, приятелей Вани. Это они будут сбрасывать бабушкины звонки на телефон друга («мы не знали, что отвечать»). И один из ребят мне скажет: им показалось, от людей из «Дастера» сильно пахло перегаром…

То, что результат освидетельствования женщины-водителя, когда она дула в алкотестер в больнице, оказался положительным, мне подтвердил источник в полиции, но… Уголовное дело появилось 7 августа, после того, как Павел Горбенко сходил на поклон к высоким чинам в Воронеже. И по «трезвой» статье. И не в отношении кого-то — просто «по факту ДТП».

Перевалову «продули» на алкоголь лишь спустя пять (!) часов после аварии, и где она находилась ДО — неизвестно. Зато известно вот что. С места ЧП, куда Перевалова позже всё-таки вернётся вместе с полицейскими, на глазах этих самых полицейских, её усадил в свой «Лексус» депутат областной Думы Николай Домнич и — увёз. Депутат это невинно подтвердит мне лично. Увезти вероятную виновницу аварии с раненым ребёнком позволила следователь Россошанского ОМВД Наталья Павлова.

…Меж тем у меня на руках видео из Россошанской больницы с прекрасными видами: Наталья Перевалова дует в алкотестер дважды, с интервалом в 19 минут (значит, первый результат мог быть со знаком плюс), при этом в процедурном находится посторонний — невысокий, лысоватый, в трениках — видимо её знакомый. Он же приводит в смежный кабинет неизвестную женщину и идёт следом за Переваловой, когда та сдаёт баночку с мочой — для экспертизы на наркотики и алкоголь. А в одном из кадров в кабинете врача возникает персонаж в костюме, похожий на депутата Домнича, и что-то убедительно рассказывает доктору…

Обложка номера
Свежий номер

Закладки

Шрифт