«Увидев, что мне отрезали ногу, вздохнула: что ж, будем жить дальше»

Выпуск
от 21 марта 2023 г.

«Увидев, что мне отрезали ногу, вздохнула: что ж, будем жить...

«Пока я сражался под пулями, меня уволили со службы»

Ну, обслужили!

«Стараюсь, чтобы мои ученики не становились героями мемов»

«Зловонной жидкостью затопило наши огороды и подвалы»

Острые ощущения

Как девушка из Воронежа обошла Людмилу Гурченко

Объявлены даты и программа Платоновфеста

МегаФон запустил Private LTE на крупнейшем Удоканском местор...

Как будет выглядеть «Олимпик» после реконструкции

Можно ли чистить уши ватными палочками?

Воронежец заболел лихорадкой Западного Нила

Воронежцы стали налегать на крепкий алкоголь

«У любительниц выпить климакс наступает на 10 лет раньше»

О лечении суставов и позвоночника

Народные новости за неделю

Часть Коминтерновского кладбища станет объектом культурного ...

В Центральный парк вернут мемориал

Ровняй, смирно!

Баклажаны: обойдёмся без теплицы

Источник «Гремячий ключ»

Под обстрел ВСУ попали молельный дом и школа

Весной растаяли дороги

Белгородские школьники смогут отдохнуть на море

Верблюд, лошади и баран сбежали ночью из дома и другие новос...

Аферисты выманили у белгородцев 38 млн рублей

В 17 лет сбежала на фронт и прошла всю войну

Обратная связь. Белгород

Жители «Европейского» 12 часов провели без света, воды и ото...

Водитель в Ельце вытолкнул школьника из автобуса в лужу

Отмена переезда блошиного рынка на новое место и другие ново...

Сезон дорожных работ стартовал

А бизнес просто открывался...

«Увидев, что мне отрезали ногу, вздохнула: что ж, будем жить дальше»

Фото Игоря ФИЛОНОВА

«Увидев, что мне отрезали ногу, вздохнула: что ж, будем жить дальше»

Красивой девочке в страшной аварии изуродовало лицо, ей ампутировали ногу, потом у неё родился ребёнок с аутизмом, её бросил муж, но она не сдаётся, мечтает заработать на красивый дом для себя и сына... Это не мексиканский сериал — это жизнь Лизы Ткаченко.

10844 0 42
«Увидев, что мне отрезали ногу, вздохнула: что ж, будем жить дальше»
Люди

«Увидев, что мне отрезали ногу, вздохнула: что ж, будем жить дальше»

Фото Игоря ФИЛОНОВА

Красивой девочке в страшной аварии изуродовало лицо, ей ампутировали ногу, потом у неё родился ребёнок с аутизмом, её бросил муж, но она не сдаётся, мечтает заработать на красивый дом для себя и сына... Это не мексиканский сериал — это жизнь Лизы Ткаченко.

A+

A-

«Юля, Лиза попала в ДТП. Она в реанимации. Всё очень сложно. Свяжитесь с родными срочно. Всё очень серьёзно!!!»Это сообщение с незнакомого номера Юля получила 22 августа 2015-го года в 0:45. Она была на работе в другой стране. И совершенно спокойна: её Лиза — её любимая дочь — сейчас с бабушкой в России, в Орловской области, умница — занимается гимнастикой и волейболом, этим летом поступила в колледж на программиста и готовится к своему 17-летию, которое должно наступить через неделю.Но жизнь — сложная штука.«21.08.2015 в 21:17 (…) поступило сообщение о ДТП (…): Орловская область, Ливенский район, 15-й км автодороги Ливны — Верховье. (…) столкновение автомобиля Datsun и гужевой повозки. Пострадали 2 человека».«16-летняя девушка угодила в реанимацию после столкновения иномарки с телегой. (…) недалеко от деревни Мочилы водитель 19 лет, управляя автомобилем «Датсун», врезался в гужевую повозку (…) пострадала пассажир переднего сиденья автомобиля — девочка 16 лет. Каретой скорой помощи (...) доставлена в реанимационное отделение ливенской ЦРБ в крайне критическом состоянии. В настоящий момент она находится в коме».Бестолковые заметки о том августовском вечере и сейчас легко найти в интернете по простому запросу «Елизавета Ткаченко Ливны». Вместе с ними выпадают фото девушки обжигающей красоты. И сюжет местного ТВ со скомканной белой машиной в кювете с кровавыми полосами на борту. Это кровь Лизы.— Что он делает? Молчит… Значит, ест стену. Женя-а-а!Я выглядываю в коридор. Точно: четырёхлетний сын Лизы Женька прильнул к дверному косяку. Лиза легко прыгает с кровати, вприпрыжку мчит в коридор, подхватывает Женьку, десантирует в комнату, вручает музыкальную игрушку... Выдох.В следующую минуту тишины Женьку выудят из туалета, когда он будет пытаться заглянуть в бачок.— Я же предупреждала — не сидит ни минуты. Его невозможно сфотографировать!Лиза перехватывает мой взгляд: «Да, левая сторона лица у меня собрана. Вот здесь и здесь — пластины. Металлические. Была пластика носа, ч...

«Юля, Лиза попала в ДТП. Она в реанимации. Всё очень сложно. Свяжитесь с родными срочно. Всё очень серьёзно!!!»

Это сообщение с незнакомого номера Юля получила 22 августа 2015-го года в 0:45. Она была на работе в другой стране. И совершенно спокойна: её Лиза — её любимая дочь — сейчас с бабушкой в России, в Орловской области, умница — занимается гимнастикой и волейболом, этим летом поступила в колледж на программиста и готовится к своему 17-летию, которое должно наступить через неделю.

Но жизнь — сложная штука.

На первом снимке Елизавета с мамой, а на втором — урок гимнастики, которую до аварии она очень любила

В коме провела месяц

«21.08.2015 в 21:17 (…) поступило сообщение о ДТП (…): Орловская область, Ливенский район, 15-й км автодороги Ливны — Верховье. (…) столкновение автомобиля Datsun и гужевой повозки. Пострадали 2 человека».

Это всё, что осталось от машины, в которой ехала Лиза (стоп-кадр с видео ливенского телеканала «ПРИНТ-ТВ», https://livny-tv.ru)

«16-летняя девушка угодила в реанимацию после столкновения иномарки с телегой. (…) недалеко от деревни Мочилы водитель 19 лет, управляя автомобилем «Датсун», врезался в гужевую повозку (…) пострадала пассажир переднего сиденья автомобиля — девочка 16 лет. Каретой скорой помощи (...) доставлена в реанимационное отделение ливенской ЦРБ в крайне критическом состоянии. В настоящий момент она находится в коме».

Бестолковые заметки о том августовском вечере и сейчас легко найти в интернете по простому запросу «Елизавета Ткаченко Ливны». Вместе с ними выпадают фото девушки обжигающей красоты. И сюжет местного ТВ со скомканной белой машиной в кювете с кровавыми полосами на борту. Это кровь Лизы.

— Что он делает? Молчит… Значит, ест стену. Женя-а-а!

Я выглядываю в коридор. Точно: четырёхлетний сын Лизы Женька прильнул к дверному косяку. Лиза легко прыгает с кровати, вприпрыжку мчит в коридор, подхватывает Женьку, десантирует в комнату, вручает музыкальную игрушку... Выдох.

В следующую минуту тишины Женьку выудят из туалета, когда он будет пытаться заглянуть в бачок.

— Я же предупреждала — не сидит ни минуты. Его невозможно сфотографировать!

Лиза перехватывает мой взгляд: «Да, левая сторона лица у меня собрана. Вот здесь и здесь — пластины. Металлические. Была пластика носа, челюсти и ещё… Незаметно? Это косметика (усмехается.Авт.). Я научилась правильно накладывать макияж».

Несмотря на все испытания судьбы, Лиза смотрит на мир широко открытыми глазами. Её девиз: ничего невозможного нет.

Лиза сверкает глазами. Я хочу сказать, что не в косметике дело. Что дело в этих её глазах, которые, как угли, прожигают насквозь. Но говорю банальность: «Вы помните, как это случилось?»

Конечно, нет. Такое не помнят. Несколько дней ДО — размытые обрывки: «Всё, что встаёт в памяти, — картинка, как прихожу домой, ложусь спать. А просыпаюсь в больнице в реанимации».

Уже потом Лизе расскажут: вечером 21 августа 2015-го она на машине вместе с другом возвращалась из Ливен к бабушке. Вроде как его ослепила встречная машина, и поэтому он не увидел телегу. Лиза сидела рядом, не пристёгнута.

— Но думаю, пристегнись я, было бы ещё хуже. Меня бы этим ремнём, наверное, могло перерезать.

От удара машина кувыркнулась, Лизу выбросило из салона. Первое время сразу после аварии она была в сознании, всё спешила домой.

В ливенскую ЦРБ её привезли уже без памяти. С порванным лицом, разбитой головой, отбитыми лёгкими и почками, размозжённой правой ногой.

Следующий месяц — кома.

Никто не знал, выживет ли. Никто не думал, как будет жить, если выживет.

Все — мама, бабушка, друзья и близкие — просто ловили секунды её дыхания. А дышала Лиза с ИВЛ.

25 августа её на реанимобиле перевезли в областную больницу. 27-го ей исполнилось 17. 28-го Лизе отрезали правую ногу выше колена.

…С парнем-то? С ним всё хорошо. По словам Лизы, ему дали условный срок («какое-то время ходил с браслетом на ноге»), он заплатил ей какую-то компенсацию («всем занималась бабушка, я не вникала»), несколько раз они случайно встретились на улице («город маленький, это неизбежно»). Он женился, стал отцом («мы были просто друзьями, никаких планов»). Прощение?

— А за что ему просить у меня прощение? — Лиза, кажется, действительно не понимает вопрос. — Это был мой выбор — сесть к нему в машину.

«Слезами ничего не изменишь»

Первое фото Лизы, которое я увидела ещё до нашей встречи, когда только узнала о ней и открыла профиль в соцсети, — вот это.

Фото Сергея СИДОРОВА

«Такая красота — сила… с этакою красотой можно мир перевернуть!» Это из Достоевского, да.

Восемь лет назад я бы писала совсем другую заметку. Как сломанная кукла, цепляясь пальчиками-косточками за жизнь, вытаскивала себя из небытия и беспамятства: травма головы равно тяжелейшее поражение мозга со всеми последствиями, эхо которых остаётся навсегда. Как спасали её всем миром — со сборами денег на протезы, пластику и реабилитацию по друзьям, знакомым, через газеты и в соцсетях. Как в этих соцсетях гады писали гадкое «не стыдно тебе без ножки?», а кукла билась в истериках и бредила «крыльями» и «кристалликами вместо ноги», а мать и бабушка выплакали все слёзы.

Но сейчас будет история о том, как красота переворачивает мир.

— Очнувшись после комы, я подняла одеяло и увидела, что ноги больше нет. Не заплакала. Я попросила зеркало: раз с ногой так — значит, и с лицом что-то. И снова не заплакала. Зачем? Слезами ничего не изменишь. Я сказала себе: ну окей — будем жить дальше.

Лиза — натура увлечённая, весь день у неё расписан по минутам: успевает и сына воспитывать, и работать, и учиться

У Лизы есть фирменная улыбка — твёрдая: жечь глазами-углями и улыбаться так, что понимаешь — она поставила точку. Конечно, она и я знаем, что было по-другому, но зачем об этом, если уже ничего не изменишь. А боль легко контролировать, обманув мозг: надо просто закрыть глаза и представить, будто в той ноге ты расслабляешь мышцы.

После выписки Лиза взяла в колледже академический отпуск на текущий учебный год. Это был год титанического труда — физического и нравственного. В сентябре 2016-го она вышла на учёбу — на очное отделение.

— Хотя я ненавидела программирование! Ничего в этом не понимала, мне было неинтересно, и я этим страшно тяготилась. Хотела стать экономистом и изначально после 9-го класса подала документы в тот же колледж именно на эту специальность. Но Ливны — город небольшой, людей оказалось мало, группу не набрали. Я проучилась года два… Кажется, два — у меня до сих пор проблемы с памятью (напрягается.Авт.), я важные вещи всегда записываю. В общем, потом я вышла замуж. И снова взяла академический — уже по беременности. Колледж в итоге бросила. Мы с мужем жили в Ливнах в комнате в общежитии, которую купила моя бабушка.

«Почти обычный ребёнок»

Женька дался ей легко. Он родился весной 2019-го и первые два года, говорит Лиза, рос как все дети.

— Во всяком случае, мне так казалось. Это же мой первый ребёнок. Хотя я ухаживала за своей маленькой сестрой — маминой дочкой от второго брака. Но ничего странного за сыном не замечала. Лишь когда мы начали устраивать его в садик и пошли по врачам, нам вдруг сказали: с ним не всё в порядке. Женя не смотрел в глаза, не реагировал на обращение к нему… Если другого ребёнка позовёшь по имени — и тот оборачивается, то мой ещё подумает, обернуться или нет. Нам поставили «аутизм». Я стала много читать об этом. И поняла: ничего сверхъестественного тут нет. Просто такие дети требуют чуть больше внимания.

Женька парень с характером. И для Елизаветы — мужчина всей её жизни.

«Чуть больше» — это значит всё. Женьке почти четыре года, но он не разговаривает.

— Все чувства выражает через крик, — объясняет Лиза. — Может сказать «мама», но это не обращённая речь — то есть не ко мне обращается, а просто говорит «мама», ничего этим не выражая. Если, например, Женя даёт мне стакан — значит, он хочет пить. Ведёт на кухню — хочет есть. С едой отношения непростые. Аутистов вообще сложно накормить нормальной едой: сладкое, мучное — вот на это их тянет. Я постоянно пеку блинчики, оладушки. Из мяса может съесть домашние наггетсы. В садике — только хлеб с компотом. Иногда воспитатели изловчаются отвлечь внимание и впихнуть ему ложку супа или каши.

У Жени гиперактивность — спокойном состоянии он находится только тогда, когда спит. Всё остальное время это вечный двигатель: «Даже бегает на цыпочках — настолько он всегда в напряжении».

Чтобы Жене сбрасывать мегаэнергию, нужна неустанная работа — и с его стороны, и с её: занятия с логопедом, психологом, развивающие игры, массаж, гимнастика, плавание. Нужна эффективная усталость.

— В Ливнах возможностей в этом плане мало. Прошлой осенью мы с мужем переехали в Воронеж. Женя стал ходить в хороший садик, в реабилитационный центр «Парус надежды», в бассейн на базе «Адаптспорт» (спортивная организация для детей с особенностями развития.Авт.). И прогресс пошёл! За последние полгода Женька потихоньку начал сам одеваться и раздеваться, становиться на полную стопу… А как он любит плавать! У нас замечательный тренер в бассейне. Сначала Женя боялся воды. Но научился преодолевать страх и теперь даже ныряет. Я вам видео пришлю…

…Ну что могу сказать после просмотра Женькиной одиссеи — наш ответ Майклу Фелпсу растёт.

Кстати

По данным Всемирной организации здравоохранения, аутизм есть примерно у 1 ребёнка из 100. Но в ВОЗ отмечают, что реальная цифра может быть выше: распространённость в странах с низким и средним уровнем жизни не известна.

В садик и на занятия Женя ходит не каждый день — в сопровождении бабушки, которая сейчас живёт между своей деревней и Воронежем. Лиза всегда с ними. По нашим маршруткам. На костылях.

— Ребёнка я не могу оставить без присмотра. Мы стараемся ездить на больших автобусах — удобнее подниматься, просторнее. Люди уступают место. В Ливнах в этом плане было сложнее — там только маленькие маршрутки. Я пробовала протезы — штуки три, наверное, — такие, что бесплатно положены от государства. Но ни один не подошёл, только намучилась. А с костылями… Да бросьте, совсем не сложно.

Лиза с лёгкостью управляется не только дома, но даже в наших маршрутках

Лиза рвёт все шаблоны, которые я подкладываю. «Ничего невозможного нет» — исходная точка каждого её дня. Если есть препятствие к достижению цели — надо перешагивать и двигаться дальше. Поэтому вскоре после переезда в Воронеж Лиза приняла решение развестись.

— Женькой муж не занимался: даже в садик не водил. То погода плохая, то проспал. Сейчас мы в стадии развода, но вместе уже не живём. Никаких взаимных обид. На алименты подавать не собираюсь. В последнее время в нашей семье работала только я.

«Мечтаю купить дом»

— А что вы удивляетесь? — Лиза продолжает, усмехнувшись своей твёрдой улыбкой на мою растерянность. — Не буду же я жить на свою пенсию по инвалидности и детское пособие. Ну и что, если не доучилась в колледже? Сначала я пыталась работать в клиентской службе банка — отвечала на звонки. Но травма головы в той аварии даёт о себе знать: пара часов напряжения — и я дико устаю, начинаются боли. Стала искать другое. Сейчас столько возможностей — было бы желание.

Лиза стала заниматься обработкой фото и видеомонтажом: бесплатные уроки мастерства брала в интернете.  Съёмками тогда заведовал как раз муж, основная клиентура — выпускники. Потом Лиза в крупном интернет-магазине делала инфографику и заполняла описание для карточек товара. Постигала науку тоже виртуально.

— Я увидела, что эти товары начали хорошо продаваться. И задумалась: почему бы не сделать что-то своё?

Сейчас Лиза — юная женщина-инвалид 24 лет, одинокая мать ребёнка-аутиста — оформлена как самозанятая и продаёт на «Озоне» интерактивные развивающие карточки для детей (0+). Идея и производство — собственные: от и до. Карточка из плотной бумаги в ламинате («я решила их ламинировать, глядя на своего ребёнка, который постоянно всё рвёт»). С одной стороны — картинка какой-нибудь живности (зверь или насекомое). С обратной — приветственный текст, по которому малыш «знакомится», например, с кузнечиком. И узнаёт, что уши того не на голове, а — представь себе — на ногах. Но самое интересное начинается, если навести на кьюар-код, который есть на каждой карточке, камеру мобильного телефона. Кузнечик, бабочка, обезьянка и даже лев с тигром оживают и начинают сами о себе рассказывать.

Лёгким движением камеры... обезьяна почти превращается в человека. Оригинальные познавательные карточки для малышей — от идеи до воплощения — дело Елизаветы Ткаченко.

— Когда я занималась фотографиями выпускных, узнала о снимках с «дополненной реальностью». С помощью специального приложения они точно оживают. Помню, школьникам очень понравилось, — говорит Лиза. — По такому же принципу стала делать эти карточки: ребёнку ведь гораздо интереснее смотреть «мультик», чем просто картинку. Озвучка моя. Это я проговариваю текст, просто с ускорением 20 процентов, поэтому голос кажется детским. Карточки познавательные, используются в процессе обучения – для наглядности. Это не методические пособия, сертификат для них не нужен. Но и не игрушки. Предназначены в первую очередь для взрослых.

В комплекте — 12 штук с разными героями (один набор дешевле 500 рублей). Плюс инструкция. И подарок: каждому покупателю Лиза делает персональную «живую» фотографию. 

Кстати

Уроженец города Междуреченск Алексей Мошкин школьником остался без обеих ног, попав под поезд. Сейчас Алексею 48, он спортсмен-горнолыжник с множеством наград: чемпион мира, неоднократный чемпион и призёр Паралимпийских игр.

***

Лиза с Женькой живут в съёмной двушке в стареньком двухэтажном доме на Ленинском проспекте. Одной комнаты, объясняет она, мало: сыну нужен простор, а ей — рабочий кабинет-лаборатория. С жильём вообще отдельная история. Эта квартира, говорит Лиза, единственное, что удалось снять при переезде в Воронеж: услышав «инвалид с ребёнком-аутистом», на другом конце провода все отключались.

— И сейчас бывает, что соседи жалуются: звонят хозяевам. — Лиза пытается удержать Женьку, который мёртвой хваткой тащит из моих рук блокнот. — Я предупреждала честно: порядка не будет, ребёнок особенный. Но нам пошли навстречу, за что этим людям большое спасибо.

Бизнес её только в начале пути. И пока идёт плохо. Бывает, за неделю сразу пять наборов карточек купят, но чаще — ни одного. Мама живёт за границей — у неё работа, муж, ребёнок — присылает посылки. Отец и вся родня по его линии в Казахстане: «Мы не общаемся». Бабушка серьёзно помогает. Но…

— Конечно, иногда накатывает, — Лиза устало обмякает, сдерживая в глазах дрожащий блеск. — Тогда я сажусь и всё хорошо обдумываю. Плакать — не вариант…

…Да, помню: потому что этим ничего не решить. А Лиза решила: во-первых, научиться водить машину, во-вторых — купить эту машину, в-третьих — купить для себя и Женьки «своё жильё, потому что сын растёт и нельзя постоянно по чужим углам».

Лиза верит, что когда-нибудь у них с Женькой будет свой собственный дом, большой и красивый. Она уж точно сделает для этого всё возможное.

У вас с Женькой всё обязательно получится, Лиза. Если вы, дорогие читатели, захотите их немножко поддержать — Лизу Ткаченко легко найти в социальных сетях, а её магазин с детскими карточками называется «New for your baby». Ещё Лизе с Женей нужна помощь автоволонтёров, чтобы возить их в садик, «Парус надежды» и бассейн, когда бабушка не сможет приехать. И просто добрые тёплые слова тоже очень нужны.

Фото: Игоря ФИЛОНОВА, Сергея СИДОРОВА, из личного архива героини публикации

Главная
Свежий номер
Рубрики
Закладки
Войдите, чтобы добавить в закладки
Чат