Выпуск
от 13 апреля 2021 г.

Поездка в такси превратилась в русскую рулетку

Как живут люди с редким диагнозом боковой амиотрофический ск...

Почему воронежцы заметили резкий рост цен, а статистика — не...

«Толку от этого ноль»: Почему воронежцы против выделенной по...

В Воронеже заработал первый прививочно-мобильный пункт

«Саша — неконфликтный человек, за что его убили?»

Какой контент кибердружинники ищут на ваших страницах

Воронежские учёные разработали космическую «маршрутку»

Федеральный центр выделит деньги на Остужевскую развязку

Как реконструировать театр, чтобы в нём могла выступать Венс...

Воронежцев заставят чипировать своих домашних питомцев?

Какие птицы мигрировали в Воронеж

Воронежский мультфильм вышел на первое место в мире по просм...

Отопительный сезон может завершиться через три дня

Зорко одно лишь сердце

Рекордная серия «Факела» прервалась во Владикавказе

Как подготовить почву для рассады

Народные новости за неделю!

Чем опасен остеопороз

Рецепты вкусных ужинов для тех, кто постится

7 антиправил огородника

На первый-второй рассчитайся!

Главное — не допустить заражения призывников

В Белгороде спасли пациента со 100%‑м поражением лёгких

«Я ехал не убивать, а выяснить отношения…»

Картины Зураба Церетели не горят в огне

Кем был владелец дома Вейнбаума и за что на него писали доно...

Обратная связь: отвечаем на вопросы читателей

Липчан начали прививать от COVID-19 на дому

В Липецке ужесточили борьбу с рекламными баннерами

Водитель уборочной техники насмерть сбил липчанку

Усадьба Кожиных — уникальное явление для России

Максим Горький четыре месяца охранял Добринку

Обратная связь: отвечаем на вопросы читателей

Еда в школьных столовых: «Я бы такое есть не стал»

Зорко одно лишь сердце

Зорко одно лишь сердце

Новое произведение Александра ЛАПИНА «Книга живых» завершает роман-эпопею «Русский крест» и предлагает читателям особый взгляд на человека и окружающий его мир

48 0
Зорко одно лишь сердце
Свободное время Книжная полка

Зорко одно лишь сердце

Новое произведение Александра ЛАПИНА «Книга живых» завершает роман-эпопею «Русский крест» и предлагает читателям особый взгляд на человека и окружающий его мир

A+

A-

Начало ХХI века в отечественной литературе можно смело назвать временем возрождения саги как неспешного, развёрнутого, многофигурного повествования, отражающего жизнь персонажей буквально в пошаговом режиме. Технический прогресс навязывает нам сверхскоростные ритмы, мы, в свою очередь, чтобы удержаться в седле, пытаемся им соответствовать. Но человеческая природа берёт своё, и чем стремительнее мы несёмся сквозь отпущенные нам дни, тем острее в нас потребность найти пространство, где время течёт так, как мы к тому привыкли, — сообразно биению человеческого сердца.Таким пространством и становится многотомная эпопея, герои которой с каждым следующим романом становятся нам всё ближе и роднее, как это случилось с персонажами эпопеи Александра Лапина «Русский крест», продолженной романами «Святые грешники» и «Крымский мост». И вот перед нами трилогия «Книга живых», которой автор намерен завершить повествование о поколении, вступившем в жизнь в начале 60-х годов ХХ века.В «Книгу живых» вошли три произведения — повесть о любви «Роман и Дарья», политический детектив «Суперхан» и философская притча «Вирусы» — кардинально отличающихся не только масштабом, но и жанром, однако объединённые одной темой — взаимоотношения человека с окружающим миром в самых разных его проявлениях.Из всего многообразия ракурсов, под которыми её можно рассматривать, Александру Лапину ближе всего тот, что связан с поиском своего места в этом мире. Из романа в роман — и началось это ещё в «Русском кресте» — он настойчиво и доказательно проводит мысль, что для человека невозможно, найдя это место, успокоиться, посчитав, что оно занято им раз и навсегда. Мир меняется быстрее, чем мы порой в состоянии это заметить, и то, что сегодня нам кажется незыблемым, завтра может превратиться в мираж, химеру.Отстаивать уже завоёванный плацдарм или бороться за обретение нового — каждый решает для себя сам. Читателю потому и близки герои Лапина — Александр Дубравин и Амантай Турекулов, Владимир Озеров и Анатолий Каза...

 

Александр ЛАПИН

Начало ХХI века в отечественной литературе можно смело назвать временем возрождения саги как неспешного, развёрнутого, многофигурного повествования, отражающего жизнь персонажей буквально в пошаговом режиме. Технический прогресс навязывает нам сверхскоростные ритмы, мы, в свою очередь, чтобы удержаться в седле, пытаемся им соответствовать. Но человеческая природа берёт своё, и чем стремительнее мы несёмся сквозь отпущенные нам дни, тем острее в нас потребность найти пространство, где время течёт так, как мы к тому привыкли, — сообразно биению человеческого сердца.

Таким пространством и становится многотомная эпопея, герои которой с каждым следующим романом становятся нам всё ближе и роднее, как это случилось с персонажами эпопеи Александра Лапина «Русский крест», продолженной романами «Святые грешники» и «Крымский мост». И вот перед нами трилогия «Книга живых», которой автор намерен завершить повествование о поколении, вступившем в жизнь в начале 60-х годов ХХ века.

Дорогие друзья!

Поддержите интересную, честную, независимую журналистику! Оформите подписку на любой удобный для вас период. Получите доступ к лучшим журналистским материалам нашего издания.

Спасибо за вашу поддержку.

С нами вы всегда будете в ПЛЮСе.

Вы уже подписчик? Милости просим
Картина дня
Свежий номер
Рубрики
Закладки
Войдите, чтобы добавить в закладки
Чат

Главное на «МОЁ! Плюс» на этой неделе

Чтобы не пропустить самые горячие темы и материалы «Плюса» и быть в курсе, подпишитесь на нашу еженедельную рассылку