Выпуск
от 19 октября 2021 г.

Многочасовые очереди и переполненные больницы. Что дальше?

«Уже вторые сутки не могу забрать тело отца»

Кто и как может получить медотвод от вакцинации

Российское небо под охраной «Воронежа»

Бутылочное горлышко на федеральной трассе

«Я не взяточник, я мошенник!»

Психиатр Олег Ширяев: 5 признаков того, что у вас не просто ...

Раз в году и «Факел» проигрывает

«Ни за что не будут фотографироваться перед полётом!»

Воронеж, который мы потеряли

«Проводим параллели и смотрим на себя со стороны»

Народные новости за неделю

Воронежцы могут представляться переписчикам гномами и эльфам...

8 особых рецептов с печенью

За что Леонтьев не взял в финал воронежца?

Почему трескаются томаты и не плодоносит яблоня?

COVID-19: 6 вопросов пульмонологу

Как вернуть деньги за медуслуги

Обратная связь. Белгород

На Белгородчине проходит смена власти

На Белгородчине вводят QR-коды для посещения общественных ме...

На Белгородчине запускают новые жилищные программы

Белгородка, сломавшая руку в автобусе, получит 250 тысяч

Памятник князю Владимиру — визитная карточка Белгорода

Вызывает интерес вот такой ещё разрез

Обратная связь. Липецк

Вернут ли липчанам деньги с карт?

В Липецке тестируют систему QR-кодов

Как будет проходить в Липецке перепись населения

Вознесенский собор в Ельце проектировал архитектор храма Хри...

В Липецке продавали сертификаты о вакцинации

«На собранные деньги он покупал диски!»

«Уже вторые сутки не могу забрать тело отца»

Фото Александра ЗИНЧЕНКО.

«Уже вторые сутки не могу забрать тело отца»

Почему воронежцы вынуждены сутками стоять в очередях в морге

12691 1 8
«Уже вторые сутки не могу забрать тело отца»
Антивирус

«Уже вторые сутки не могу забрать тело отца»

Фото Александра ЗИНЧЕНКО.

Почему воронежцы вынуждены сутками стоять в очередях в морге

A+

A-

Как бы печально ни звучало, но этой осенью россиянам не удалось увернуться от четвёртой волны COVID-19. В Воронеже, как и во многих других регионах, цифры по заболеванию значительно превышают показатели прошлого года — почти в три-четыре раза. К сожалению, растёт и число умерших от коронавируса. Из-за этого в воронежских моргах происходит ажиотаж: люди выстраиваются в очереди, чтобы забрать тела своих родственников, поскольку патологоанатомы попросту не справляются с объёмами работы.Корреспонденты «МОЁ!» решили своими глазами посмотреть, как в эти дни работают кладбища и морги.Понедельник, 11 октября, время 11:30 утра. Возле дверей морга больницы «Электроника» уже стоят чуть больше двадцати человек — те воронежцы, которым сообщили, что справки о смерти их родственников готовы. Как выяснилось, этот документ людям приходится ждать по нескольку дней. Без него тело умершего не отдадут.Резко открывается дверь, санитары выносят гроб с покойным, передавая его ритуальщикам для дальнейшей погрузки в катафалк. Через открытые двери мы замечаем, что в коридоре морга на носилках в целлофанах лежат несколько умерших. Смеем предположить, что это люди, которых погубил ковид.— Пожалуйста, отдайте Соколова (фамилия изменена), я очередь заняла с 8 утра. Уже вторые сутки не могу забрать отца, — раздражённым тоном обращается к санитарам женщина средних лет.— Всех отдадим, ждите. Спешить уже некуда, — отвечают сотрудники морга.— Да сколько ждать. Вот, всё то же самое было в прошлую субботу. Так всё долго оформляется, по нескольку часов справки делаются, — немного остыв от напряжения, делится с «Ё!» печальными обстоятельствами женщина. — Мой отец умер от последствий ковида здесь, в «Электронике». Пневмония, были поражены все лёгкие… В общем, не спасли папу, и вот теперь бьюсь за него, который день у этих дверей. Если сегодня отдадут, получается смогу похоронить его только на пятые сутки.Очередь возле морга больницы, как говорят воронежцы, была и летом. Но с начала осени смертность, видимо...

Как бы печально ни звучало, но этой осенью россиянам не удалось увернуться от четвёртой волны COVID-19. В Воронеже, как и во многих других регионах, цифры по заболеванию значительно превышают показатели прошлого года — почти в три-четыре раза. К сожалению, растёт и число умерших от коронавируса. Из-за этого в воронежских моргах происходит ажиотаж: люди выстраиваются в очереди, чтобы забрать тела своих родственников, поскольку патологоанатомы попросту не справляются с объёмами работы.

Корреспонденты «МОЁ!» решили своими глазами посмотреть, как в эти дни работают кладбища и морги.

«Спешить уже некуда»

Понедельник, 11 октября, время 11:30 утра. Возле дверей морга больницы «Электроника» уже стоят чуть больше двадцати человек — те воронежцы, которым сообщили, что справки о смерти их родственников готовы. Как выяснилось, этот документ людям приходится ждать по нескольку дней. Без него тело умершего не отдадут.

Резко открывается дверь, санитары выносят гроб с покойным, передавая его ритуальщикам для дальнейшей погрузки в катафалк. Через открытые двери мы замечаем, что в коридоре морга на носилках в целлофанах лежат несколько умерших. Смеем предположить, что это люди, которых погубил ковид.

— Пожалуйста, отдайте Соколова (фамилия изменена), я очередь заняла с 8 утра. Уже вторые сутки не могу забрать отца, — раздражённым тоном обращается к санитарам женщина средних лет.

— Всех отдадим, ждите. Спешить уже некуда, — отвечают сотрудники морга.

— Да сколько ждать. Вот, всё то же самое было в прошлую субботу. Так всё долго оформляется, по нескольку часов справки делаются, — немного остыв от напряжения, делится с «Ё!» печальными обстоятельствами женщина. — Мой отец умер от последствий ковида здесь, в «Электронике». Пневмония, были поражены все лёгкие… В общем, не спасли папу, и вот теперь бьюсь за него, который день у этих дверей. Если сегодня отдадут, получается смогу похоронить его только на пятые сутки.

Очередь возле морга больницы, как говорят воронежцы, была и летом. Но с начала осени смертность, видимо, увеличилась, и процесс оформления выдачи тел в разы замедлился. Об этом в нашу редакцию стали сообщать читатели, рассказывая, что дело едва до драк не доходит за право стоять первыми в очереди.

— Тут большая часть людей умерли от ковида, — кивает головой в сторону морга воронежец Михаил Левшуков (имя изменено), стоящий тоже в очереди. — Летом у моих знакомых родственники умерли от этой заразы, я приезжал сюда, чтобы помочь друзьям с похоронами. Очередь тоже была, но не такая большая. А сейчас, наверное, всё хуже стало. Умирает много. Я приехал за дедушкой, он, правда, умер не от ковида, а от рака. В пятницу приезжал за ним, но не успел забрать. Выдают тела с одиннадцати до трёх, к началу выдачи тут уже народа была тьма. В субботу тоже не вышло. Надеюсь сегодня забрать.

Возле морга корреспонденты «Ё!» пробыли около часа. За это время санитары воронежцам выдали трёх умерших. А очередь выросла ещё на десять человек.

«Один заболел — работа застопорилась»

Пока мы находились на территории больницы, на условиях анонимности с нами согласился побеседовать сотрудник морга, который вышел покурить на задний двор.

— Ну а что вы ожидали, все болеют, а ещё осень — это сезон. В это время людей всегда много умирает, — сначала в штыки нас воспринял медицинский работник. — У нас вон сотрудник один заболел — и всё, работа застопорилась. Ведь надо каждого умершего в обязательном порядке вскрыть, пока опишешь всё, время нужно, за 5 минут это не делается. Плюс подготовка тела. Вот и выходит, что долго.

— А много умерших? — интересуемся.

— Ну а вы как думаете, для чего вот этот рефрижератор (холодильное отделение) подкатили, для красоты? — с тем же недовольным тоном отвечает нам медик. — В день 30 трупов бывает, а вчера и вовсе 38 поступило. Складывать некуда.

— И что, все 38 человек умерли от ковида? — не отпускаем своими расспросами нашего собеседника.

— Не все, но от ковида  немало, — короткая пауза, мужчина выкидывает докуренный бычок и спешно уходит обратно внутрь здания.

О том, сколько же в день погибает людей от ковида, мы решили спросить у главного врача больницы «Электроника». С начала 2021 года это одна из городских клиник, которая стала ещё и госпиталем для ковидных больных. Но личной встречи с главврачом не получилось. Секретарь обмолвилась, что весь день идут консилиумы, свободного времени нет, и посоветовала обратиться через официальный запрос в депздрав. Что мы и сделали, конечно же. И получили ответ:

«В больнице на сегодня развёрнута 371 койка для лечения пациентов с COVID-19, коллектив работает с огромной нагрузкой, — сообщает в ответе на запрос администрация «Электроники». — Помимо ковидных больных мы принимаем больных в хирургию, нейрохирургию, трематологию и ещё в ряд профильных отделений, оказывая экстренную помощь. За последние недели действительно летальность по больнице (не только пациентов с ковидом) увеличилась. Если сравнивать с первым полугодием 2021 года, то в третью декаду рост составил на 3,8%. И конечно, патологоанатомы также работают в напряжённом режиме, но при этом соблюдая федеральный закон (№ 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле»), определяются сроки выдачи медицинских свидетельств о смерти и тел умерших для захоронения. Проблемы в том числе возникают при обращении родственников в ритуальные фирмы, сотрудники которых устанавливают свои правила и сроки, не считаясь с нормативно-правовой базой.

В «Электронике» также пояснили, что появление у морга больницы рефрижератора связано со сложной эпидемиологической обстановкой в области и работой на предупреждение возможных последствий пандемии. На сегодняшний день в БСМП № 10 используют только свои системы для хранения тел умерших пациентов.

…В Воронежском областном бюро судебно-медицинской экспертизы, что на улице Ипподромной, тоже нескончаемый поток машин. Сюда везут тех, кто умер дома. На территорию нас не пропустили, но на условиях анонимности сотрудники морга рассказали, что количество умерших за последние две недели также увеличилось.

— Если раньше привозили в день по 20 человек, то, к примеру, за 10 октября в морг поступило сразу 45 человек. Сами решайте, много это или мало, — сказал работник учреждения.

Мест на кладбище предостаточно

Раз так сильно подскочила смертность, то появляется резонный вопрос: а что с местами на кладбище? Ответ на него мы получили, когда заехали на несколько городских погостов. Решили начать с открытого — Берёзовского, расположенного в микрорайоне Масловка.

12 октября. Время 11 утра. У административного здания стоят две «ГАЗели» с надписью «Ритуальные услуги», водители ожидают своих заказчиков, которые стоят в очередь к комендантам.

— У нас всё в штатном режиме, ажиотажа нет, и мест предостаточно, — тут же говорит нам комендант. — Умирают, но сказать, что шквал, — нет. Ну, за выходные, может, и прибавилось. Ковидные? Привозят таких, но их не десятки, на той неделе двоих захоронили, на этой  пока один.

— А как ковидных хороните по-прежнему в закрытых гробах? — спрашиваем.

— Да, правила пока никто не отменил, в закрытых гробах, батюшка отпевает на воздухе, — говорят нам сотрудники кладбища. — Но это вам, девушка, надо не на кладбище приезжать, а в морги. Там вы быстрее узнаете, сколько от ковида умерло и куда их везут хоронить. Область-то у нас большая, может, по сёлам развозят. Но сказать, что у нас захоронения только одних ковидных, нельзя, неправдой будет.

Мы решили проехать по кладбищу и увидели унылую картину: достаточно большая часть равнины расчищена, видимо, для новых могил. Копачи в поте лица рыли три ямы в ряд.

— Много сегодня выкопали? — спрашиваем копачей.

— Да, сегодня что-то многовато. Обычно в день по 12 — 16 могил, а сегодня сказали — 36. С семи утра копаем, — отвечает нам один парень.

— Ого, это из-за пандемии или как считаете?

— Не знаем, весна — осень всегда жмуриков много, может, и ковидные, вон, кстати, один из них «приехал». Видите, батюшка отпевает, — указывает нам вдаль на похоронную процессию на соседнем квартале.

— А прошлой осенью такое же было количество умерших или разница всё-таки есть?

— Сложно сказать, но то, что от ковида люди умирают, — это факт, — говорит один парней.

«Дешёвые быстро разбираются»

Дальше наш путь был на Юго-Западное кладбище. Хоть оно и считается закрытым, но люди всё равно везут сюда своих родственников, так как подзахоронение разрешено. К тому же оно самое большое в городе. И там копачи тоже говорят о печальной статистике.

— Примерно в два раз увеличилось количество умерших, — говорят мужчины в запачканных землёй штанах. — Если раньше копали по 7 — 8 могил в день, то теперь 12 — 14. В основном умершие от ковида. Все в закрытых гробах.

На Юго-Западное кладбище, кстати, «МОЁ!» заезжала в пятницу, 8 октября. Визит наш был обусловлен сообщением от читателей, что из-за высокой смертности якобы не хватает гробов. Оказалось, что эта информация была не совсем корректной. В различных ритуальных агентствах нам рассказали, что гробы есть в ассортименте. Также гробы разной ценовой категории были и в салоне на территории Юго-Западного кладбища. Но вот если в пятницу самых дешёвых гробов за 3,5 тысячи рублей было девять штук, то 12 октября в продаже за эту сумму остался только один.

— А ещё за 3,5 тысячи есть гробы? — спрашиваем продавцов

— Будут готовы к вечеру, дешёвые быстро разбираются — ответили нам.

Пока мы находились на Юго-Западном кладбище, обратили внимание, что люди стали чаще пользоваться услугами крематория. За полчаса нашего там нахождения к зданию кремации подъехали два кортежа с катафалками.

Как сообщили «МОЁ!» в пресс-центре «Воронежского похоронного бюро», в этом году по сравнению с прошлым количество кремаций выросло в два раза. В месяц проводится 50 — 60 процедур. В прошлом году — всего 25 — 30.

— За услугой обращаются не только воронежцы, но и жители других регионов: Москвы, Санкт-Петербурга, Магадана, Луганска, Ставрополя, — говорят в пресс-центре. — В процентном соотношении количество иногородних не превышает 25 — 30%.

Также в похоронном бюро отметили, что при оформлении всех захоронений очередей у них пока нет. Всё идёт в штатном режиме.

Выдержит ли этот штатный режим дальнейшего увеличения смертности, покажет время.

Фото: Александр ЗИНЧЕНКО.

Картина дня
Свежий номер
Рубрики
Закладки
Войдите, чтобы добавить в закладки
Чат

Главное на «МОЁ! Плюс» на этой неделе

Чтобы не пропустить самые горячие темы и материалы «Плюса» и быть в курсе, подпишитесь на нашу еженедельную рассылку