Выпуск
от 12 мая 2020 г.

«Десятки лет пахали, а теперь мы брошены на пепелище!»

«А вас я попрошу остаться!»

Реконструкция парка «Орлёнок» оказалась под угрозой

Инфекционную больницу в Воронеже планируют достроить уже к 1...

Ротонду спасли, но открывать не стали

«Помогла людям и осталась без денег и квартиры!»

В доме под снос рухнул балкон вместе с женщиной

Рассекреченные материалы: вся правда о геноциде фашистов в о...

«Бабушке сказали: «Ваш муж не жилец», но дед прожил ещё 37 л...

«Я не знаю, чем кормить своих детей…»

«Вообще я учительница, но подрабатываю «женой на час»

Кто получит субсидии и отсрочку по налогам из‑за коронавирус...

На площади Победы торжественно зажгли вечный огонь

Город героев: переулок Ани Скоробогатько

Многодетные семьи из Воронежа получили помощь

Как создать огурцам тепличные условия

В Липецкой области ввели масочный режим

Аферисты наживаются на ковидофобии

Дмитрий Шилов разминировал за войну сотни немецких снарядов

«Пейзажи портит несанкционированная свалка!»

«Герой России Игорь Свиридов летал смело и уверенно»

Обратная связь: отвечаем на вопросы читателей

«Десятки лет пахали, а теперь мы брошены на пепелище!»

Фото Александра ЗИНЧЕНКО.

«Десятки лет пахали, а теперь мы брошены на пепелище!»

Страшный пожар оставил без крыши над головой обитателей бывшего общежития авиазавода на Циолковского, которое и так не блистало фешенебельностью. Чиновники мэрии предложили людям временное жильё из особого городского фонда — «в помощь»: с дырявыми трубами, облезлыми стенами и ржавой сантехникой

772 1 5
«Десятки лет пахали, а теперь мы брошены на пепелище!»
Происшествия

«Десятки лет пахали, а теперь мы брошены на пепелище!»

Фото Александра ЗИНЧЕНКО.

Страшный пожар оставил без крыши над головой обитателей бывшего общежития авиазавода на Циолковского, которое и так не блистало фешенебельностью. Чиновники мэрии предложили людям временное жильё из особого городского фонда — «в помощь»: с дырявыми трубами, облезлыми стенами и ржавой сантехникой

A+

A-

Хотите узнать, как выглядит ад? Пишите адрес: улица Циолковского, дом номер 19. Ориентир: ещё с улицы в мозаике облупившейся штукатурки на последнем, третьем этаже чёрный беззубый рот обугленного балкона.Заходите в единственный подъезд. И летите в пропасть лет на 60 назад: острый «могильный» запах, высокие ступени, усыпанные битым стеклом, водянисто-грязные стены в «трупных» пятнах потёков.Вам надо вверх: на третий этаж, по неподъёмным ступеням.И с последнего лестничного пролёта увидите нужный вход: за дверным проёмом — плотная угольная темь. Вход на сгоревший третий этаж. Видно, что огонь вырывался наружу, обдавая провода, и пробивался на чердак. Когда мы с фотокором отсчитывали последние ступеньки, всматриваясь в чёрное дупло, навстречу оттуда белой тенью шагнула женщина: халат, шлёпанцы, испуганный взгляд.— Вы… житель? — теряюсь, шагнув в темноту. Под ногами земля — это точно. Живая чёрная земля. И больше не видно ничего.Она молчит.— Мы журналисты «МОЁ!», приехали к вам…— …Свет-а-а, Наташа-а-а (убегая, но оглядываясь, чтобы не потерять меня из вида. — Авт.)! Ну куда вы все подевались, тут к нам приехали-и-и!Через пять минут с десяток таких же полубосых женщин берут нас в плотное кольцо.Я долго пыталась здесь описать то, что мы ТАМ увидели. Но сдалась, надавила кулаком на «Delete»: фото скажут лучше меня.Пожар на этом, третьем этаже, вспыхнул здесь в ночь на 28 апреля: звонок в МЧС — в 3:29. Штампик сухой оперативной сводки: тушили 46 минут, шесть единиц спецтехники, 20 спасателей, эвакуировали 16 человек, в масках спасаемых — 12.Всё. ЧП, которое ещё пару месяцев назад стало бы «городским событием», похоронилось под коронавирусом. А вместе с ним с полсотни человек — и это примерно — оставшихся БЕЗ единственного жилья, БЕЗ холодильников, мебели, кастрюль, горшков с геранью — потерявших ВСЁ за сорок шесть минут. Сейчас часть этих людей передо мной. Умоляющие глаза. И мне совестно в них смотреть, слушая:— Мы тогда, конечно, спали. Проснулись от страшного треска и...

Хотите узнать, как выглядит ад? Пишите адрес: улица Циолковского, дом номер 19. Ориентир: ещё с улицы в мозаике облупившейся штукатурки на последнем, третьем этаже чёрный беззубый рот обугленного балкона.

Заходите в единственный подъезд. И летите в пропасть лет на 60 назад: острый «могильный» запах, высокие ступени, усыпанные битым стеклом, водянисто-грязные стены в «трупных» пятнах потёков.

Вам надо вверх: на третий этаж, по неподъёмным ступеням.

И с последнего лестничного пролёта увидите нужный вход: за дверным проёмом — плотная угольная темь.

Фото Александра ЗИНЧЕНКО.

«Огонь заполнял дом молниеносно»

Когда мы с фотокором отсчитывали последние ступеньки, всматриваясь в чёрное дупло, навстречу оттуда белой тенью шагнула женщина: халат, шлёпанцы, испуганный взгляд.

— Вы… житель? — теряюсь, шагнув в темноту. Под ногами земля — это точно. Живая чёрная земля. И больше не видно ничего.

Она молчит.

— Мы журналисты «МОЁ!», приехали к вам…

— …Свет-а-а, Наташа-а-а (убегая, но оглядываясь, чтобы не потерять меня из вида.Авт.)! Ну куда вы все подевались, тут к нам приехали-и-и!

Через пять минут с десяток таких же полубосых женщин берут нас в плотное кольцо.

Я долго пыталась здесь описать то, что мы ТАМ увидели. Но сдалась, надавила кулаком на «Delete»: фото скажут лучше меня.

Дорогие друзья!

Поддержите интересную, честную, независимую журналистику! Оформите подписку на любой удобный для вас период. Получите доступ к лучшим журналистским материалам нашего издания.

Спасибо за вашу поддержку.

С нами вы всегда будете в ПЛЮСе.

Вы уже подписчик? Милости просим
Картина дня
Свежий номер
Рубрики
Закладки
Войдите, чтобы добавить в закладки
Чат

Главное на «МОЁ! Плюс» на этой неделе

Чтобы не пропустить самые горячие темы и материалы «Плюса» и быть в курсе, подпишитесь на нашу еженедельную рассылку