Выпуск
от 30 марта 2021 г.

«Обратился за помощью к полицейским, а оказался в психушке»

Абхазский беспредел на воронежских дорогах продолжается

Отец задолжал 9‑летней дочери 1,3 миллиона рублей алиментов

Трудности перерасчёта

Врач, работавший в красной зоне, умер от ковида, заразившись...

Итоги года пандемии: кошелёк или жизнь?

Как Печерская церковь превратилась в коммуналку

Станислав Садальский: «Мы жили у "Луча" 6 человек в 10-метро...

«Теперь наш подъезд — пристанище для наркоманов»

«Две недели в поезде — это непросто»

«Факел» повторил рекорд 25‑летней давности

«Всю жизнь помню картину: женщина с маленькой дочкой на земл...

За 35 лет собрал 15 тысяч бабочек

Великан земли Воронежской

Ужины на четвертую неделю поста

Бодрость на дне стакана

Травы против Альцгеймера

Бедность — не порок?

Благоустройство заказывали?

11 дел в саду и огороде в апреле

На Белгородчине активнее всего прививаются пенсионеры

Тренер стал контрабандистом

«Жена-лгунья» закроет театральный сезон в БГАДТ

Обратная связь: отвечаем на вопросы читателей

Липецкого педагога посадили за изнасилование ученика

МВД утвердило новый регламент сдачи на права

Пропавшего под Задонском рыбака ищут уже три недели

«К Роналдо было не пробраться. Но я смог!»

История о поручике Голицыне и спящей красавице

Обратная связь: отвечаем на вопросы читателей

Отец задолжал 9‑летней дочери 1,3 миллиона рублей алиментов

Фото Александра ЗИНЧЕНКО и из открытых источников.

Отец задолжал 9‑летней дочери 1,3 миллиона рублей алиментов

Олега Ершова* за семь лет после развода «не могут найти» судебные приставы, хотя прекрасно знают, где он живёт, и номер его мобильного, на который тот исправно отвечает

1647 30 3
Отец задолжал 9‑летней дочери 1,3 миллиона рублей алиментов
Происшествия

Отец задолжал 9‑летней дочери 1,3 миллиона рублей алиментов

Фото Александра ЗИНЧЕНКО и из открытых источников.

Олега Ершова* за семь лет после развода «не могут найти» судебные приставы, хотя прекрасно знают, где он живёт, и номер его мобильного, на который тот исправно отвечает

A+

A-

Вика* прыгает маме на колени, прижимается к её щеке, хитро улыбается. Позирует перед нашей видеокамерой: хочет женщина быть красивой. И пусть ей даже нет 10-ти.Камера выключается — улыбаюсь навстречу:— Хорошо, что у тебя всё не так.Перехватываю благодарный взгляд мамы Светы*: Вика не знает ничего.— Дочь Ершова не помнит: мы развелись, когда ей было семь месяцев. Вика уверена, будто её папа — мой второй муж. У Олега давно другая семья. Сколько раз уже предлагала ему: отпусти нас, откажись от дочки, и я забуду об этих алиментах. А он отвечает: «Стрёмно!» Приставы же лишь пересчитывают долг и разводят руками: и найти, мол, его невозможно, и взять с него нечего — мол, имущества по нулям, где работает, им не известно!… Передо мной копия постановления судебного пристава-исполнителя Левобережного районного отдела Воронежского Облуправления ФССП Яны Ширяевой от 1 февраля 2021-го. С последним счётом Ершовского отцовского долга перед  9-летней Викой: 1 миллион 335 тысяч 548 рублей 94 копейки.Космическая сумма потому, что где работает их клиент, приставы с левого берега «не знают», и калькулятор крутил расчёты с последней на тот момент официальной зарплатой ПО РОССИИ (от 1 октября 2020-го). А этого — расслабьтесь — 50 тысяч 145 рублей. Всё по Семейному Кодексу РФ, статья 113. И арифметическая красота о шести знаках  — лишь с 6 мая 2014-го, когда появился судебный приказ о взыскании. Счётчик продолжает мотать вперёд.— Мы познакомились, когда я была ребёнком: мне 15, он на четыре года старше, только из армии — в соседней области служил, в ВВС! Я в Воронеже, он тогда жил в селе в Семилукском районе. Как нашлись? Да в «аське», — Светлана усмехается. — Помните, популярная в то время была штука? Встретились. Он сказал «люблю», цветы/конфеты — а что девчонке надо? Я растаяла мгновенно. Через год стали жить вместе: в моей же квартире, где мы сейчас с вами. Ещё через год — зарегистрировались.Света в семье младшая из четырёх дочерей. Отец военный, служил далеко («дома бывал редко, я его...

Вика* прыгает маме на колени, прижимается к её щеке, хитро улыбается. Позирует перед нашей видеокамерой: хочет женщина быть красивой. И пусть ей даже нет 10-ти.

Камера выключается — улыбаюсь навстречу:

— Хорошо, что у тебя всё не так.

Перехватываю благодарный взгляд мамы Светы*: Вика не знает ничего.

— Дочь Ершова не помнит: мы развелись, когда ей было семь месяцев. Вика уверена, будто её папа — мой второй муж. У Олега давно другая семья. Сколько раз уже предлагала ему: отпусти нас, откажись от дочки, и я забуду об этих алиментах. А он отвечает: «Стрёмно!» Приставы же лишь пересчитывают долг и разводят руками: и найти, мол, его невозможно, и взять с него нечего — мол, имущества по нулям, где работает, им не известно!

… Передо мной копия постановления судебного пристава-исполнителя Левобережного районного отдела Воронежского Облуправления ФССП Яны Ширяевой от 1 февраля 2021-го. С последним счётом Ершовского отцовского долга перед  9-летней Викой: 1 миллион 335 тысяч 548 рублей 94 копейки.

Дорогие друзья!

Поддержите интересную, честную, независимую журналистику! Оформите подписку на любой удобный для вас период. Получите доступ к лучшим журналистским материалам нашего издания.

Спасибо за вашу поддержку.

С нами вы всегда будете в ПЛЮСе.

Вы уже подписчик? Милости просим
Картина дня
Свежий номер
Рубрики
Закладки
Войдите, чтобы добавить в закладки
Чат

Главное на «МОЁ! Плюс» на этой неделе

Чтобы не пропустить самые горячие темы и материалы «Плюса» и быть в курсе, подпишитесь на нашу еженедельную рассылку