№ 38 (1296)
от 17 сентября 2019

День города: всё самое интересное!

Нам бы понедельники взять и отменить?

Фестиваль «РУССКОЕ ЛЕТО»: каким он запомнился воронежцам

Стас Садальский: «Мою последнюю СМС Настя так и не прочитала...

«Как мы стали заложниками «Доступного жилья»

Как увеличить свою пенсию на 1112 рублей

Старики остались без чистой воды из-за соседской канализации

Осень на даче

«Русское лето» не испортила погода

Автостопом до Байкала и обратно

ОТПУСТИТЬ НЕЛЬЗЯ ЗАДЕРЖАТЬ: где читатели поставили запятую?

Василий КРИВОРУЧКО: одну картину писал десять лет

Александр Лапин открыл 10 заповедей писателя

Сам себе «скорая»: если травму получили на даче...

Культ управления

Нужна ли Воронежу канатная дорога за 350 миллионов рублей

Пешеходы на дороге: выбирайте жизнь!

Уличные гонщики устроили соревнования и другие новости читат...

«Велоночь» вернётся в центр Воронежа

Мария ПЕТРОВА: Вулкан готов был взорваться!

«ФотоОхота»: «Чудо природы»

Татьяна и Артём МАЯКОВЫ: «Мечты сбываются!»

Фото Екатерины Квасовой

Мария ПЕТРОВА: Вулкан готов был взорваться!

— Такая у меня работа, Маша, — листать фотоальбомы, задавать вопросы, скрупулезно записывать ответы. За день так намаешься… Но тут — другая история! Любуюсь твоими нарядами, интерьерами, перевоплощениями!

То ты — словно фарфоровая куколка…

Фото Карины Гюльхаджан

…то глэм-рокерша с обложки музыкального журнала!

Фото Екатерины Квасовой

Или вот! Типичная «руссотуристо», ступающая ногой на брусчатку павшей под напором русской красоты Европы.

…Здесь ты— очаровательная «Дама с собачкой» в самом сердце русской зимы!

…а там — героиня будоражащей кровь итальянской мелодрамы!

— Да уж! (Смеётся) Именно, что «итальянской», но скорее комедии. Прогуливалась по улочкам Сицилии. Проходящая группа итальянских офицеров сделала дружное равнение «на платье», а уличный певец забыл, с чего начинается следующий куплет песни. smiley

— Раз уж зашел разговор о Сицилии, просто не могу… просто обязан показать и фотодокумент с деликатно извергающимся вулканом Этна. Вон он, красавец!

— Именно так всё и было. Вершина вулкана выбрасывала облака дыма. Никто не мог гарантировать, что он вот-вот не плюнет лавой. Перед глазами вставала картина «Последний день Помпеи»... Но очень хотелось загорать и купаться. Очень.

Да, «там», конечно, хорошо. Но «тут» — лучше. Хоть «в сердце зимы», хоть на любимой работе в адвокатской конторе, хоть на сплаве на байдарках по Битюгу!

— А вот на этой фотографии ты — как бубновая королева! Сверху — половина, и снизу — тоже половина. Это ты? Холст? Масло?

— Сверху — я. Снизу — тоже я. Но только в качестве подрамника для портрета русской графини Варвары Мусиной-Пушкиной (Шереметевой) работы самого модного в ХIХ веке немецкого портретиста Франца Винтерхальтера, позировать для которого выстраивались в очередь все принцессы и аристократки Европы. НО художник выбрал дочь декабриста, красавицу Варвару. И я тоже выбрала её smiley

Только юбка, конечно, не холщовая, а шелковая.

— Сносится, выцветет и отправится «на дачу»? Представляю: графиня Мусина-Пушкина посреди российской деревеньки…

— Ну, такие юбки не «снашиваются». Да и деревеньки у меня нет.

— Как? Совсем нет?

— Совсем. Все мои предки — горожане. Начиная с 1704 года. Может быть жили они в городах и раньше, но архивы об этом умалчивают.

Вот, на этих снимках конца девятнадцатого — начала двадцатого века — мои прабабушка и прадедушка. С ними — их сестры и их мужья.

— Прямо-таки чеховские персонажи!

— Мой прадед, коллежский советник Дмитрий Александрович. Он сидит на пенёчке, справа. Директор первой в городе Киржаче гимназии. Рядом — как в знаменитой пьесе — три сестры: Антонина, Фаина и Ираида, моя прабабушка. Она стоит рядом с Дмитрием Александровичем. С другими сёстрами — их мужья. Сидит в профиль — старшая сестра, Антонина Белоцветова. Она всегда так фотографировалась — в профиль. Любопытно, что Белоцветов — родной брат бабушки поэта Андрея Вознесенского.

Жили они тогда в городе Киржаче Владимирской губернии. Вот, смотри. Это снимок начала двадцатого века:

А на этом фото, датированном 1901 годом прабабушка и прадедушка (слева) за самоваром, во дворе своего дома. В центре — тот самый Белоцветов, издатель. После революции он эмигрировал вместе с семьёй. Цела его переписка с Максимом Горьким!

Мой прадедушка увлекался новым по тем временам делом — фотографией. Вот этот снимок сделал он. И если внимательно приглядеться, то в центре, на земле можно увидеть его фотокамеру, Kodak №2, купленную в 1900 году.

Стоила такая камера один доллар. Кстати, азам новомодного искусства обучались тогда на специальных курсах и члены царской семьи.

А тут мой дедушка крупным планом. Эту фотографию он подарил своей будущей супруге, моей прабабушке.

На обороте — автограф: «Без многих вещей может обходиться человек, но не без человека».

В левом верхнем углу — инициалы моей прабабушки: И.Е.К. — Ираида Ефимовна Кулагина. Это — её девичья фамилия. Ниже — Д.А.Р. Дмитрий Александрович Рубашкин.

К сожалению, революция не пощадила ни прабабушку, ни прадедушку. И дочь их, моя бабушка осталась сиротой.

— Послушай, а ведь эти потускневшие, черно-белые фотографии ничуть не менее интересны, чем современные яркие, глянцевые снимки! На этих фотокарточках тебя ещё нет. Но есть те, кто были до тебя, кто сформировал твои черты, твой характер, указал на то место, в котором ты родишься много-много лет спустя. Как здорово, что ты всё это знаешь и бережно хранишь!

— Вот еще один дорогой для всех нас снимок. Он сделан в победном сорок пятом. На нем — моя бабушка, Гвардии капитан медицинской службы Валентина Рубашкина. Она в центре, между двумя другими девушками. На обороте надпись: «Представители медицинской службы 7ГТТК на "правительственной трибуне" во время парада 3-й Гвардейской танковой армии. 9 июня 1945 г. Чехословакия».

За вывод раненых из окружения Валентина Дмитриевна была награждена Орденом Красной Звезды. Но особенно она дорожила Гвардейским значком.

Бабушка участвовала в освобождении Харькова, Киева, Львова, Вены, Берлина и Праги. Её муж, мой дедушка, лейтенант Вячеслав Рачков воевал на Курской дуге, освобождал Польшу и Кенигсберг.

— А это что за ретро-фотка? Какая ты тут совсем юная и обаятельная!

— Это — не я. Это — моя мама. smiley Но я на неё похожа. Смотри, вот ещё — мама, старшеклассница-комсомолка, на уроке начальной военной подготовки, а здесь вот я — почти тех же лет, студентка.

— Да уж, хоть и не комсомолка, но активистка и красавица!

А тут ты в Праге? Которую твоя бабушка освобождала…

— Прага. Люблю этот город. С его красными черепичными крышами и витражами, с Храмом святого Витта и рыцарем, стерегущим мост!

И конечно же сам Карлов мост! — Особое место, особая для меня история! Бронзовые и каменные изваяния, кресты, еврейские письмена, воздетые к небесам руки и скорбные лица. Место наказания нерадивых мастеров и неверных жен. Любимое место для пеших прогулок Марины Цветаевой, коротавшей здесь месяцы и годы горькой, лишающей языка и чувства родины эмиграции.

Помнишь её строки? —

Я помню ночь на склоне ноября.
Туман и дождь. При свете фонаря
Ваш нежный лик — сомнительный и странный,
По-диккенсовски — тусклый и туманный,
Знобящий грудь, как зимние моря…
 — Ваш нежный лик при свете фонаря.

И ветер дул, и лестница вилась…
От Ваших губ не отрывая глаз,
Полусмеясь, свивая пальцы в узел,
Стояла я, как маленькая Муза,
Невинная — как самый поздний час…
И ветер дул и лестница вилась. . .

Они словно озвучивают вот эту мою фотографию.
«Полусмеясь, свивая пальцы в узел,
Стояла я, как маленькая Муза»

Был декабрь. И было желание, которое я загадала именно там. В этот самый момент… И — сбылось!

(Мы помолчали. Маша в эти минуты, кажется, была в своих мыслях далеко-далеко… Я деликатно прокашлялся).

— Маша… Гитара в твоих руках — это бутафория или все-таки…?

— Когда-то я играла на гитаре. На акустической шестиструнке. Разное. В том числе и песни Егора Летова.

— А как же...?!

— Конечно, пропускала некоторые слова, но выразительно их подразумевала.

— А если бы я тебя сейчас попросил что-нибудь спеть?

— Сыграла бы и спела что-нибудь из Maroon 5. А «под настроение» спела бы «Август». На стихи все той же Марины Цветаевой. С интонациями одной хорошей певицы — Елены Фроловой.

— Ну, тогда уж и фоточку «под настроение» давай запостим…

— А! Давай! Только в руках у меня будет легендарный инструмент Гибсон Лес Пол. Ничего?

— Ничего. Пусть будет!

С Марией Петровой фотоальбомы разглядывал
Лев КОМОВ.

ВНИМАНИЕ!

Если вы хотите стать Королевой номера, пишите по e-mail: lev@kpv.ru

Фото Екатерины Квасовой

Обложка номера
Свежий номер

Закладки

Шрифт