Выпуск
от 1 октября 2019 г.

Зачем фельдшер скорой ГЛУМИЛАСЬ НАД ПАЦИЕНТАМИ в Инстаграм. ...

Как «МОЁ!» спасла пенсионерку от мошенников

Из-за пожаров в Воронеже отменили занятия в школах

Пробки у стадиона, мат и горящие кресла на трибунах

Синдром галочек: главным злодеем в истории лискинского «мауг...

Мать с четырьмя детьми оставили без отопления за долг в 10 т...

Почему водители маршруток против повышения стоимости проезда

Кто пустил ток по батареям воронежской девятиэтажки?

В 42 домах Воронежа до сих пор меняют систему отопления

Дмитрий Бибиков — мужчина в летающей инвалидной коляске

Какие фильмы пересмотреть этой осенью?

За что ученикам первой воронежской школы платили зарплату?

Воронежские танцоры рассказали о закулисье шоу «Танцы» на ка...

Где в Воронеже можно сдать на утилизацию бутылки, батарейки ...

Гарик МАРТИРОСЯН : «Мне не обязательно материться, чтобы выз...

Пенсионер поймал пиранью и другие новости читателей

Услуги ЗАГС можно будет получать, не выходя из дома

Как в Воронеже решается проблема очередей в детские сады

От корки до корки

Ваши вопросы юристам и адвокатам. Часть 37

Почему не уродился картофель?

Синдром галочек: главным злодеем в истории лискинского «маугли» сделали врача

Следственный комитет начал проверку в отношении зам главного врача Лискинской ЦРБ Марины Мелашенко после публикации в «МОЁ!»

484 0
Происшествия

Синдром галочек: главным злодеем в истории лискинского «маугли» сделали врача

Следственный комитет начал проверку в отношении зам главного врача Лискинской ЦРБ Марины Мелашенко после публикации в «МОЁ!»

A+

A-

Следственный комитет начал проверку в отношении зам главного врача Лискинской ЦРБ Марины Мелашенко после публикации в «МОЁ!». Это была моя статья, поэтому я считаю должным сказать следующее.История о том, как в Лисках мать и отчим два года (минимум, по данным следствия) истязали маленького мальчика, меня перепахала. Сейчас ребёнку семь лет, кошмар начался, когда ему было пять. Семья переехала из убогонькой поволжской деревни, жила тихонько. И два года никто — ни одно государственное учреждение, получающее жалование за охрану детства в том числе, — о малыше якобы не знал. (Подробнее в материале «К этому ребёнку я ничего не испытываю…»).Журналистов в Лисках видеть не желали. Говорить о проблеме семейного насилия и роли каждого из нас в противлении ему некоторые ответственные товарищи откровенно трусили. А врачи — глава ЦРБ Елена Барковская и её зам по материнству и детству Марина Мелашенко — сидели перед нами и плакали. Тот мальчик навсегда засел у них болью в сердце, потому что «никогда у нас ТАКОГО не было, понимаете». А ещё плакали от бессилия, спрашивая себя, могли ли спасти его раньше, и понимая, что, скорее всего, нет. И вот Марину Мелашенко — она прячет слёзы от фотографа «МОЁ!», и видео есть на нашем сайте — могут сделать преступницей. Марина Анатольевна (страшное дело), может статься, «превысила полномочия», расчувствовавшись перед первыми встречными о «психологическом состоянии ребёнка», и врачебную тайну нарушила без спроса его родителей. Минимум увольнение. По строгости — до четырёх лет колонии.Друзья, мне стыдно. Я приношу извинения Марине Мелашенко и Елене Барковской, но за 18 лет работы бОльшей нелепицы не припомню. Я всегда просчитываю возможные риски для себя, редакции, своих героев. И для своих источников тоже. Скользкие моменты? Лучше спрятать. Но здесь… Следствие закончилось, дело в суде, тем, которые «родители», их сын неинтересен — факт. Острых же вопросов — пропасть.Я уже говорила: логика «если о проблеме молчать, то её и нет» порочна. А сейч...

Номер «МОЁ!» от 24 сентября

Следственный комитет начал проверку в отношении зам главного врача Лискинской ЦРБ Марины Мелашенко после публикации в «МОЁ!». Это была моя статья, поэтому я считаю должным сказать следующее.

История о том, как в Лисках мать и отчим два года (минимум, по данным следствия) истязали маленького мальчика, меня перепахала. Сейчас ребёнку семь лет, кошмар начался, когда ему было пять. Семья переехала из убогонькой поволжской деревни, жила тихонько. И два года никто — ни одно государственное учреждение, получающее жалование за охрану детства в том числе, — о малыше якобы не знал. (Подробнее в материале «К этому ребёнку я ничего не испытываю…»).

Журналистов в Лисках видеть не желали. Говорить о проблеме семейного насилия и роли каждого из нас в противлении ему некоторые ответственные товарищи откровенно трусили. А врачи — глава ЦРБ Елена Барковская и её зам по материнству и детству Марина Мелашенко — сидели перед нами и плакали. Тот мальчик навсегда засел у них болью в сердце, потому что «никогда у нас ТАКОГО не было, понимаете». А ещё плакали от бессилия, спрашивая себя, могли ли спасти его раньше, и понимая, что, скорее всего, нет.

И вот Марину Мелашенко — она прячет слёзы от фотографа «МОЁ!», и видео есть на нашем сайте — могут сделать преступницей. Марина Анатольевна (страшное дело), может статься, «превысила полномочия», расчувствовавшись перед первыми встречными о «психологическом состоянии ребёнка», и врачебную тайну нарушила без спроса его родителей. Минимум увольнение. По строгости — до четырёх лет колонии.

Дорогие друзья!

Поддержите интересную, честную, независимую журналистику! Оформите подписку на любой удобный для вас период. Получите доступ к лучшим журналистским материалам нашего издания.

Спасибо за вашу поддержку.

С нами вы всегда будете в ПЛЮСе.

Вы уже подписчик? Милости просим

Картина дня Только для подписчиков — самое важное за 24 часа

Комментарии

Картина дня
Свежий номер
Рубрики
Закладки
Войдите, чтобы добавить в закладки
Чат

Главное на «МОЁ! Плюс» на этой неделе

Чтобы не пропустить самые горячие темы и материалы «Плюса» и быть в курсе, подпишитесь на нашу еженедельную рассылку