Выпуск
от 20 апреля 2021 г.

«Огонь с бешеной скоростью шёл к домам»

Выделенка на Плехановской вытеснила платные парковки

Аварийность на воронежских дорогах снизилась, но радоваться ...

«Можно состариться, пока доедешь»: что не так с работой горо...

Дорогу в лесу построили, а в густонаселённом районе нет

До верхних этажей пахнет канализацией, а у подъезда гниёт му...

Почему заболеваемость снижается, а смертность растёт?

Лапша, пюре, каша или наггетсы — что полезнее?

Как сантехники и мастера лихо обманывают воронежцев на тысяч...

Топ-5 рыбных мест в окрестностях Воронежа

Детские лагеря заполнят на 75%

«Почему есть книги мёртвых, но нет книг живых?»

Уход за могилой по договору — как это работает?

Россия временно закрыла полёты в Турцию и Танзанию

Чем живут пенсионеры в Италии

Всё о посадке картофеля

Как посадить плодовое дерево

Как выбрать укрывной материал для грядок

Обратная связь. Белгород

Пациенты могли погибнуть из-за перебоев с кислородом?

Первомай отменяется, День Победы обсуждается

Зять зарезал тёщу и покушался на жизнь сына

Мыть подъезды теперь надо ежедневно

Белгородский драмтеатр поставит «Ревизора»

Обратная связь. Липецк

В перинатальном центре, где пострадал младенец, нашли наруше...

В селе Барсуково растут 350 видов редких растений

Липчанам запретили разжигать костры до конца лета

«Почему есть книги мёртвых, но нет книг живых?»

Писатель Александр Лапин — о своей новой трилогии и о том, чему нас учит история

74 0
Свободное время Книжная полка

«Почему есть книги мёртвых, но нет книг живых?»

Писатель Александр Лапин — о своей новой трилогии и о том, чему нас учит история

A+

A-

Недавно вышедшая трилогия «Книга живых» заканчивает хорошо известный читателям роман-эпопею Александра Лапина «Русский крест». В нём он описывает судьбу поколения, родившегося в 1960-е и испытавшего на себе все тяготы распада советской империи.— Александр Алексеевич, как три ваши новые произведения — «Роман и Дарья», «Суперхан» и «Вирусы» — сложились в единую «Книгу живых»?— Действие «Суперхана» начинается с гибели друга главного героя. И конечно, на подступах к этой теме мне пришлось много читать. Изучать, что происходит с человеком после смерти. Тибетская и египетская «Книги мёртвых», произведения наших отцов церкви о загробном существовании, масса другой литературы — проштудировал целую стопку. Это позволило сравнить, как разные религии толкуют посмертную жизнь души. И в итоге — прийти к собственному представлению. А с другой стороны, задуматься: почему есть книги мёртвых, но нет книг живых? Так родилось название моего нового произведения.— Эта трилогия, как сама жизнь, сочетает разные стили...— Да. «Суперхан» — масштабный роман. Он рассказывает, какие государства мы построили на постсоветском пространстве. Рассматривает духовное состояние нашего народа после 70 лет советской власти и 30 лет новой истории. Без него моя эпопея «Русский крест», которую писал десять лет, была бы неполной. Речь в нём идёт о Казахстане, где я долго жил и работал. Но как в зеркале отражается Россия. Это две похожие страны, имевшие большие ресурсы и возможности. Подававшие надежды на построение демократии. Но, как и все бывшие республики, воссоздавшие то состояние, которое было в них до революции.А что касается повести «Роман и Дарья» — тут картина другая. Когда я закончил роман «Крымский мост», испытал опустошение. Решил: нужно отдохнуть. Куда-то съездить. Но весь мир я уже объехал. А вот в станицу Вёшенскую ещё не добрался. Хотя давно хотел посмотреть на родину гениального автора «Тихого Дона». В итоге сел в машину — посетил усадьбу Шолохова, местный музей, полюбовался донскими пейзаж...

Фото из архива «МОЁ!».

Недавно вышедшая трилогия «Книга живых» заканчивает хорошо известный читателям роман-эпопею Александра Лапина «Русский крест». В нём он описывает судьбу поколения, родившегося в 1960-е и испытавшего на себе все тяготы распада советской империи.

Сочетание стилей и эпох

— Александр Алексеевич, как три ваши новые произведения — «Роман и Дарья», «Суперхан» и «Вирусы» — сложились в единую «Книгу живых»?

— Действие «Суперхана» начинается с гибели друга главного героя. И конечно, на подступах к этой теме мне пришлось много читать. Изучать, что происходит с человеком после смерти. Тибетская и египетская «Книги мёртвых», произведения наших отцов церкви о загробном существовании, масса другой литературы — проштудировал целую стопку. Это позволило сравнить, как разные религии толкуют посмертную жизнь души. И в итоге — прийти к собственному представлению. А с другой стороны, задуматься: почему есть книги мёртвых, но нет книг живых? Так родилось название моего нового произведения.

Дорогие друзья!

Поддержите интересную, честную, независимую журналистику! Оформите подписку на любой удобный для вас период. Получите доступ к лучшим журналистским материалам нашего издания.

Спасибо за вашу поддержку.

С нами вы всегда будете в ПЛЮСе.

Вы уже подписчик? Милости просим
Картина дня
Свежий номер
Рубрики
Закладки
Войдите, чтобы добавить в закладки
Чат

Главное на «МОЁ! Плюс» на этой неделе

Чтобы не пропустить самые горячие темы и материалы «Плюса» и быть в курсе, подпишитесь на нашу еженедельную рассылку