Выпуск
от 10 августа 2021 г.

Ангелина Мельникова: «Мне нужно чуть отвлечься от гимнастики...

Кого и как мы будем избирать в Госдуму

Можно ли собрать ребёнка в школу на 2 130 рублей

Ревакцинацию будут проводить всеми вакцинами

Реабилитация после ковида: «Они до смерти боятся даже спусти...

«Задыхаемся цементной пылью»

Когда в Воронеже создадут условия для велосипедистов?

«Давай, экскаватор, наливай!»

Енотная грамота: какие экзотические животные приживутся у ва...

Народные новости за неделю!

Урожаю крышка: маринуем и засаливаем овощи

Почему немеют руки

Хит-парад закусок из кабачков

Белгородцев атакуют индийские и британские штаммы

В Белгороде студент погиб на стройке

Новоселье белгородцам уже не по карману

Из-за врачебной ошибки девочка чуть не погибла

«Пещера с неудачным входом» спасала жизни

В Липецке началась повторная вакцинация от COVID-19

«Закончить ремонт должны были шестого февраля»

Храм в Вешаловке — уникальный памятник архитектуры

сс
Реабилитация после ковида: «Они до смерти боятся даже спустить ноги с кровати!»

Фото Александра ЗИНЧЕНКО.

Реабилитация после ковида: «Они до смерти боятся даже спустить ноги с кровати!»

Почему выздоровевшие после ковида пациенты вновь попадают на ИВЛ, какие опасные осложнения вызывает эта болезнь и зачем в отделениях реабилитации работают психологи и психиатры

6141 0 8
Реабилитация после ковида: «Они до смерти боятся даже спустить ноги с кровати!»
Антивирус

Реабилитация после ковида: «Они до смерти боятся даже спустить ноги с кровати!»

Фото Александра ЗИНЧЕНКО.

Почему выздоровевшие после ковида пациенты вновь попадают на ИВЛ, какие опасные осложнения вызывает эта болезнь и зачем в отделениях реабилитации работают психологи и психиатры

A+

A-

Татьяне Кондиной 56. Уже полтора месяца она почти не встаёт с больничной койки. Сначала лечилась от ковида в БСМП № 8, а теперь проходит реабилитацию в пульмонологическом отделении воронежской областной больницы. Татьяна постоянно носит кислородную маску. Снимает её на минуту, чтобы показать нам упражнения на дыхательном тренажёре, и у неё сразу меняется голос — вдохи и выдохи пациентке пока даются с трудом.Татьяна, медработник на пенсии, в конце июня возвращалась из санатория на поезде. Предполагает, что в вагоне и заразилась коронавирусом. Сначала заболело горло. На следующий день болело всё, плюс слабость такая, что невозможно не только встать, но даже сесть. В ночь с 24-го на 25-е женщину по скорой отвезли в больницу. У неё было КТ-3 — поражение лёгких на 50 — 75%.— В первые дни мне показалось, что стало легче, — вспоминает наша собеседница. — А потом опять ухудшение. Сильнейшая слабость, головокружение, низкая сатурация и отвращение к еде. Шесть дней провела в реанимации с маской, под капельницей. Потом в постреанимационном отделении. Две недели не могла встать с постели вообще — пришлось пользоваться памперсами для взрослых. Помню один страшный день в реанимации. Думала, всё, надо прощаться. Было так плохо, что даже начались галлюцинации. Казалось, что у меня над головой радио разговаривает, хотя, конечно, никакого радио там не было…Больше месяца больную лечили от коронавируса. А 30 июля перевезли на реабилитацию. Татьяна очень радуется своим успехам. Теперь она может самостоятельно умыться, дойти до туалета, поесть. Но только с кислородной маской — без неё женщина может провести максимум пару минут, потом сатурация резко падает и начинается одышка.— Но я чувствую, что мне становится лучше, стараюсь делать всё от меня зависящее, — рассказывает она. — Шесть — семь раз в день упражнения с дыхательным тренажёром (он представляет собой цилиндр с трубкой для тренировки вдоха. — «Ё!»), чтобы сатурация не падала, лежу на животе или на боку. Ежедневно у меня ингаляции...

Татьяне Кондиной 56. Уже полтора месяца она почти не встаёт с больничной койки. Сначала лечилась от ковида в БСМП № 8, а теперь проходит реабилитацию в пульмонологическом отделении воронежской областной больницы. Татьяна постоянно носит кислородную маску. Снимает её на минуту, чтобы показать нам упражнения на дыхательном тренажёре, и у неё сразу меняется голос — вдохи и выдохи пациентке пока даются с трудом.

«Было так плохо, что начались галлюцинации»

Татьяна, медработник на пенсии, в конце июня возвращалась из санатория на поезде. Предполагает, что в вагоне и заразилась коронавирусом. Сначала заболело горло. На следующий день болело всё, плюс слабость такая, что невозможно не только встать, но даже сесть. В ночь с 24-го на 25-е женщину по скорой отвезли в больницу. У неё было КТ-3 — поражение лёгких на 50 — 75%.

— В первые дни мне показалось, что стало легче, — вспоминает наша собеседница. — А потом опять ухудшение. Сильнейшая слабость, головокружение, низкая сатурация и отвращение к еде. Шесть дней провела в реанимации с маской, под капельницей. Потом в постреанимационном отделении. Две недели не могла встать с постели вообще — пришлось пользоваться памперсами для взрослых. Помню один страшный день в реанимации. Думала, всё, надо прощаться. Было так плохо, что даже начались галлюцинации. Казалось, что у меня над головой радио разговаривает, хотя, конечно, никакого радио там не было…

Татьяна уже несколько месяцев старается восстановиться после болезни

Больше месяца больную лечили от коронавируса. А 30 июля перевезли на реабилитацию. Татьяна очень радуется своим успехам. Теперь она может самостоятельно умыться, дойти до туалета, поесть. Но только с кислородной маской — без неё женщина может провести максимум пару минут, потом сатурация резко падает и начинается одышка.

— Но я чувствую, что мне становится лучше, стараюсь делать всё от меня зависящее, — рассказывает она. — Шесть — семь раз в день упражнения с дыхательным тренажёром (он представляет собой цилиндр с трубкой для тренировки вдоха. «Ё!»), чтобы сатурация не падала, лежу на животе или на боку. Ежедневно у меня ингаляции, гормональные уколы, лекарства.

Татьяна признаётся: болячек у неё много. Сахарный диабет, десять лет назад частично удалили лёгкое. Но инвалидом она себя никогда не чувствовала. Всегда была активная, обожала возиться в своём саду.

— Постоянно общаюсь с внуком, с родными, коллегами — все меня поддерживают. Я очень благодарна докторам, они вытащили меня с того света! А ещё помогли сыну и мужу — я заразила их обоих. Сын лечился дома, а вот муж тоже попал в реанимацию. В начале августа попросился домой. Но сейчас признаёт: рано ушёл. До сих пор у него одышка, слабость, сатурация падает до 93, постоянно ложится, чтобы «раздышаться».

«Симптомы продлённого ковида могут появиться через полгода»

То, что рассказывает Татьяна, — один из вариантов продлённого ковида, или лонг-ковида. Это когда тесты у тебя отрицательные, а здоровым человеком себя не чувствуешь. Коронавирус и так заболевание не из быстротекущих, длится 2 — 3 недели, а у кого-то он затягивается на месяцы, вплоть до полугода.

Наталья КОСТИНА

— Пациент выписывается домой, а примерно через неделю у него снова возникает одышка. Сатурация падает, поднимается температура — это говорит о том, что снова начался синдром гипервоспаления, или цитокиновый шторм, — рассказывает заведующая пульмонологическим отделением ВОКБ № 1 Наталья КОСТИНА. — Таких пациентов надо срочно госпитализировать. Что самое удивительное — симптомы продлённого ковида могут появиться не сразу, был случай, когда пациент почувствовал себя плохо через полгода после заболевания! Ещё что удивляет врачей — после нескольких отрицательных тестов они вдруг снова становятся положительными! Такое редко, но случается.

Тех, у кого болезнь пошла по второму кругу, но без положительного теста, отправляют в отделения реабилитации. Большая часть пациентов поступает туда из коронавирусных стационаров, а кого-то направляют из поликлиники. В Воронежской области таких отделений два. Те, кто полегче, в частности могут обходиться без кислорода, восстанавливаются в отделении на 50 коек в ГКБ № 3. А тяжёлых отправляют в пульмонологию областной больницы. Непосредственно под реабилитацию ковидных больных здесь предусмотрено всего 10 коек (само отделение рассчитано на 40 мест). Но Наталья Костина говорит: если возникает необходимость, размещают всех, кого привозят. Некоторые формально выздоровевшие воронежцы продолжают лежать на ИВЛ, в том числе и на инвазивном аппарате, то есть когда в рот или в нос вставляется трубка. Такие вот страшные приветы от коронавируса тем, кто думает, что даже если заболеет, то за пару недель отделается, поэтому упорно избегает вакцинации.

«Он категорически отказывался покидать барокамеру»

Многие пациенты на реабилитации по факту продолжают полноценно лечиться — им дают таблетки, ставят уколы. Из чисто реабилитационных мероприятий — лечебная физкультура, физиотерапия, ингаляции, инспираторные тренажёры, о которых мы уже рассказывали выше. Их больница специально закупила уже в ковидную эпоху. Тех больных, которые неделями не вставали с кровати, помещают в вертикализатор, чтобы отключённые мышцы потихоньку приходили в себя.

Важный момент реабилитации — нутритивная поддержка пациентов. Коронавирус с огромной скоростью разрушает в организме белки, у тяжелоболеющих уровень этого важного нутриента падает до критической отметки. Результат — сильнейшие отёки, огромные нагрузки на сердце. Чтобы насытить организм белком, больным дают протеиновые смеси. Наконец, часть пациентов ходит на сеансы к психологу или психотерапевту — в зависимости от тяжести состояния. Наталья Костина рассказывает: некоторые переболевшие, кто много дней провёл в реанимации, панически боятся даже свесить ноги с кровати.

Ноу-хау воронежской областной больницы — лечение и реабилитация после ковида с помощью гипербарической оксигенации. Пациент ложится в барокамеру, а затем в неё под нарастающим давлением подаётся чистый кислород. Шесть барокамер производства воронежского мехзавода работают здесь ещё с 70-х годов. С их помощью вытаскивали пациентов, отравившихся угарным газом, лечили гипоксию у беременных, аутоиммунные заболевания. Правда, сказать, что барокамеры работали с утра до вечера, было бы преувеличением. Но тут пришёл ковид, и настал их звёздный час. Наша больница вместе с институтом Склифосовского первыми в стране начали использовать метод гипербарической оксигенации в процессе лечения коронавируса, а потом и для реабилитации — в тех случаях, когда поражается большой объём лёгочной ткани.

Ольга Ефремова

— Две барокамеры у нас стоят в красной зоне и четыре — в чистой, — рассказывает заведующая отделением гипербарической оксигенации Ольга Ефремова. — Процедура длится примерно час. Ощущения — как будто вы летите в самолёте, немного закладывает уши. Пациенты, которые приходят к нам на кислороде, к 5 — 6-му сеансу обычно уже снимают маску. Процедура порой творит чудеса. Сегодня привезли пациента, у него почти стопроцентное поражение лёгочной ткани. Без маски он не может прожить и несколько секунд, всё время лежит в прон-позиции на животе. В камере он впервые за долгое время задышал сам, начал поворачиваться, у него на глазах порозовела кожа, нормализовались давление и пульс. Он всё время показывал нам поднятый вверх большой палец и категорически отказывался выходить, поэтому провёл в барокамере почти два часа. Но долго лежать там тоже нельзя — может начаться отравление кислородом.

Такие барокамеры есть в больнице с 70-х годов, но их настоящее время пришло только сейчас

У областной больницы ещё есть барокамера с противоположным эффектом — гипобарической оксигенации. Внутри неё нагоняют воздух с пониженным содержанием кислорода. Пациент чувствует себя как в высокогорье, примерно на высоте 3 тысяч метров. Воронежские медики разрабатывают уникальный метод восстановления лёгочной ткани, повреждённой коронавирусом, с помощью чередования гипобарической и гипербарической оксигенации. А ещё вместе со специалистами из московских больниц они составляют федеральные рекомендации по лечению лонг-ковида.

«Ни одна болезнь не даёт столько осложнений»

Коронавирус действует по принципу «где тонко, там и рвётся». Бывшие ковидные больные сейчас лежат практически во всех отделениях областной больницы с осложнениями. После дыхательной недостаточности самый частый прощальный подарок новой коронавирусной инфекции — образование тромбов. Оно происходит примерно у каждого второго пациента, перенёсшего ковид в тяжёлой форме.

— Активное тромбообразование продолжается и через 4 — 12 недель после начала болезни, когда пациент зачастую считает себя выздоровевшим, — рассказывает Наталья Костина. — Последствия могут быть трагическими: инфаркты, инсульты. Ещё одно распространённое осложнение — это сепсис и грибковые суперинфекции. Коронавирус сам по себе подавляет иммунитет, плюс лечение тяжёлых форм предусматривает агрессивнуюиммуносупрессивную терапию, чтобы избежать цитокинового шторма. Организм пациента, лишённый иммунитета, становится благодатной почвой для размножения стафилококков, грибков. В итоге может возникнуть тяжелейшая пневмония уже бактериального характера.

Постковидники — частые пациенты кардиологов. Одно из распространённых осложнений после ковида — миокардит, воспаление сердечной ткани с частичным некрозом. И наконец, целый букет для неврологов: от головных болей и замутнённости сознания до провалов в памяти и резкого снижения давления.

— Коронавирус преподносит сюрпризы, — говорит Наталья Костина. — Оказалось, что он провоцирует кожные высыпания. Люди, которые прожили жизнь, не зная, что такое аллергия, после болезни становятся аллергиками. Но пожалуй, самое опасное осложнение COVID-19 — пневмомедиастинум, когда вирус размягчает трахеи и воздух попадает в грудную полость. В итоге у человека сдавливаются лёгкие и другие жизненно важные органы. Это может привести к летальному исходу. В целом могу сказать, что ни одно заболевание не даёт столько разнообразных осложнений, как коронавирус.

«Он говорит: «Почему так медленно, я могу быстрее», а потом хватает кислород»

Отделение реабилитации ГКБ № 3 традиционно занималось сердечниками после операций и инфарктов. Но теперь специализируется на постковидных больных.

Владислав БЕЛОВ

— Сейчас у нас 15 кардиологических пациентов и 25 — переболевших коронавирусом, — рассказывает заведующий отделением Владислав БЕЛОВ. — Чаще всего их привозят из красной зоны. В основном это пожилые люди, которые могут обходиться без кислорода (хотя кислородные концентраторы у нас в отделении есть), но при этом после долгих недель в реанимации их нужно в буквальном смысле ставить на ноги. С помощью массажей, лечебной физкультуры. Среди физиотерапевтических процедур самые эффективные — это ингаляции, магнитотерапия и электрофорез.

Лечебная физкультура у постковидников особая. Во-первых, их учат глубоко вдыхать всеми лёгкими. При этом упражнения на выдох, вроде надувания воздушных шариков, им, наоборот, категорически не рекомендованы. Во-вторых, все физические упражнения делаются в медленном темпе. Чуть поднажмёшь — привет, одышка.

— Лёгочная ткань после коронавируса очень уязвимая, — говорит Владислав Белов. — Она страдает от любого перенапряжения. Бывает, пациент начинает нервничать: ну почему так медленно, я могу быстрее, вот смотрите… А потом бежит и хватает кислород — дышать не может.

Отделение в ГКБ № 3 работает с начала года. За это время реабилитацию после коронавируса здесь прошло более 150 человек.

В тему

Что надо знать тем, кто переболел ковидом

Достаточно ли двух отделений реабилитации для Воронежской области, где коронавирусом уже переболело более 106 тысяч человек? Предполагаем, что нет. Однако далеко не всем переболевшим нужно восстанавливаться в условиях стационара, куда попасть можно двумя способами — либо вас туда перенаправляют из ковидного отделения после того, как тесты стали отрицательными, либо по направлению врача поликлиники. Есть и другие способы, которые не стоит игнорировать. Во-первых, кабинеты реабилитации работают при ряде поликлиник. Во-вторых, многие рекомендации врачей можно выполнить и дома. Ориентируясь на памятку, составленную воронежскими медиками, предлагаем воронежцам, которые переболели коронавирусом, действовать по следующему алгоритму.

  • Помогайте себе сами: увеличьте содержание белка в ежедневном меню, высыпайтесь, не перетруждайтесь, алкоголя и кофеина в вашем рационе должно быть по минимуму, а от курения лучше отказаться вообще.
  • Посоветуйтесь с врачом, какое оборудование стоит приобрести для дома. Однозначно вам нужен пульсоксиметр для измерения сатурации. Возможно, доктор предложит вам купить дыхательный тренажёр (стоимость начинается от тысячи рублей), а также кислородный концентратор. Этот аппарат стоит недёшево, от 20 тысяч рублей. Однако концентратор можно взять и в аренду (около 3 тысяч рублей в неделю и 5 тысяч в месяц).
  • Если вы наблюдаете у себя следующие симптомы: головные боли, нарушение памяти, депрессию, выраженную слабость, боли в мышцах, вам тяжело глотать — нужно обратиться к терапевту в свою поликлинику. Скорее всего, вам нужна консультация узкого специалиста: невролога, кардиолога и так далее.
  • Если у вас появились симптомы: температура, которая держится на уровне 37 — 37,5 или поднялась выше 37,5; сатурация постоянно падает ниже 95%; одышка — когда вы делаете больше 22 вдохов в минуту при привычных бытовых нагрузках; боли в грудной клетке, нарушение сердечного ритма. Вам ни в коем случае нельзя терпеть. Вызовите врача на дом, а если симптомы быстро нарастают — скорую помощь.

Как помочь лёгким после COVID-19, читайте тут.

Фото: Александр ЗИНЧЕНКО

Картина дня Только для подписчиков — самое важное за 24 часа

Комментарии

Картина дня
Свежий номер
Рубрики
Закладки
Войдите, чтобы добавить в закладки
Чат

Главное на «МОЁ! Плюс» на этой неделе

Чтобы не пропустить самые горячие темы и материалы «Плюса» и быть в курсе, подпишитесь на нашу еженедельную рассылку