Выпуск
от 7 апреля 2020 г.

Самоизоляция: что можно делать и чего нельзя

Как государство обещает помочь людям в кризис

Как пережить самоизоляцию и не срывать напряжение на близких

Что коронавирус изменил в жизни автомобилистов?

«Рост заболеваемости ожидаем, но не критический»

Воронежцам пришлось ехать на работу в переполненных маршрутк...

Держите дистанцию!

Какие приборы помогут при коронавирусе: мифы и правда

Как задать вопрос депутату в условиях режима всеобщей самоиз...

«В Минобороны мне сказали: «В ту войну 3,5 миллиона пропало ...

Самоизоляция: первая неделя

«Не могу выселить мужа, с которым развелась 8 лет назад»

В Воронеже Пётр I страдал простудами и лихорадкой

«Не унять эту злую боль»

Все в ваших руках

Лев КОМОВ. Запах апреля

Город героев: улица Феоктистова

Апрельские тезисы

На карантине: воронежское студенчество читает, пишет, тренир...

Память о ветеранах увековечили восстановлением лесов

Воронежцев волнуют модернизация системы сбора мусора и рекон...

За 60 лет Мичурин вывел более 300 сортов плодовых растений

Самоизоляция продолжается

Учимся дома

«В Минобороны мне сказали: «В ту войну 3,5 миллиона пропало без вести — и что?»

Фото Александра ЗИНЧЕНКО.

«В Минобороны мне сказали: «В ту войну 3,5 миллиона пропало без вести — и что?»

Воронежец Геннадий Белоусов много лет пытается восстановить судьбу своего брата Михаила, не вернувшегося с Великой Отечественной. Искал в книгах памяти, звонил военным чиновникам... И теперь надеется на помощь наших читателей.

1527 1 6
«В Минобороны мне сказали: «В ту войну 3,5 миллиона пропало без вести — и что?»
Памятное

«В Минобороны мне сказали: «В ту войну 3,5 миллиона пропало без вести — и что?»

Фото Александра ЗИНЧЕНКО.

Воронежец Геннадий Белоусов много лет пытается восстановить судьбу своего брата Михаила, не вернувшегося с Великой Отечественной. Искал в книгах памяти, звонил военным чиновникам... И теперь надеется на помощь наших читателей.

A+

A-

Есть люди, даже мимолётная встреча с которыми обновляет душу и мысли. Ты понимаешь, что простое и главное счастье — жизнь. Просто здесь, сейчас, когда на твоих глазах вспухает от сока и прорывается первая почка на жасминовом кусте у подъезда.  Я заметила её — вызывающе налитую и нежную — именно в тот вечер, когда возвращалась от Геннадия Афанасьевича Белоусова.Значит, скоро май.Победа.И господи, как хорошо.Вообще-то мы встречались с Геннадием Афанасьевичем, чтобы узнать о его родном брате Михаиле, без вести пропавшем в Великую Отечественную войну. А получилось, что за пару часов вместе пережили всю его жизнь. Эти люди уникальны. Мы их теряем. И надо успеть напитаться их воспоминаниями, каждое их слово есть те пресловутые скрепы. Сцепка слезами и кровью. Потрясает каждую клеточку.Делюсь счастьем: слушайте.— Наша семья из Курской области — села Петропавловка Медвенского района. У меня трое старших братьев: Иван 1922 года, Михаил 1924-го, Николай 1927-го — и сестра Шурочка 1931-го. А я, как мне потом говорили, внеплановый (расплывается улыбкой. — Авт.): родился 27 октября 1941-го. Так я встретил войну.Геннадий Белоусов не теряет надежды раскрыть тайну судьбы брата, которого ни разу не виделОн родился, а в эту секунду — тысячи — умирали.От взрыва фугаса. От гранатомёта. В голодном бреду.Слушайте…— Саму войну, конечно, не помню. Уже позже узнавал из рассказов мамы Евдокии Никитичны, братьев и сестры. Наше село бои обошли стороной. Но все мои братья были на фронте. Вот Ваня… Как началась война, ждал повестку. Ждал — не дождался. Пошёл в райцентр, Медвенку, а там всё закрыто. Отцу было 39 лет, работал замдиректора машинно-тракторной станции по политической части — от этой станции жизнь колхозов 15 зависела! И он сказал Ване: «Я уже пожил, а тебе, сынок, надо уезжать…» Представляете, в 39-то лет? Тогда так было: 39 лет —  уже «пожил». И на первой попавшейся лошадёнке Иван погнал до станции Касторная, оттуда на поезде в Воронеж, в Первомайский сад, откуда уходили ребята воев...

Есть люди, даже мимолётная встреча с которыми обновляет душу и мысли. Ты понимаешь, что простое и главное счастье — жизнь. Просто здесь, сейчас, когда на твоих глазах вспухает от сока и прорывается первая почка на жасминовом кусте у подъезда.  Я заметила её — вызывающе налитую и нежную — именно в тот вечер, когда возвращалась от Геннадия Афанасьевича Белоусова.

Значит, скоро май.

Победа.

И господи, как хорошо.

«Меня при жизни собирались хоронить»

Вообще-то мы встречались с Геннадием Афанасьевичем, чтобы узнать о его родном брате Михаиле, без вести пропавшем в Великую Отечественную войну. А получилось, что за пару часов вместе пережили всю его жизнь. Эти люди уникальны. Мы их теряем. И надо успеть напитаться их воспоминаниями, каждое их слово есть те пресловутые скрепы. Сцепка слезами и кровью. Потрясает каждую клеточку.

Делюсь счастьем: слушайте.

— Наша семья из Курской области — села Петропавловка Медвенского района. У меня трое старших братьев: Иван 1922 года, Михаил 1924-го, Николай 1927-го — и сестра Шурочка 1931-го. А я, как мне потом говорили, внеплановый (расплывается улыбкой. Авт.): родился 27 октября 1941-го. Так я встретил войну.

Фото Александра ЗИНЧЕНКО.

Геннадий Белоусов не теряет надежды раскрыть тайну судьбы брата, которого ни разу не видел

Он родился, а в эту секунду — тысячи — умирали.

От взрыва фугаса. От гранатомёта. В голодном бреду.

Слушайте…

— Саму войну, конечно, не помню. Уже позже узнавал из рассказов мамы Евдокии Никитичны, братьев и сестры. Наше село бои обошли стороной. Но все мои братья были на фронте. Вот Ваня… Как началась война, ждал повестку. Ждал — не дождался. Пошёл в райцентр, Медвенку, а там всё закрыто. Отцу было 39 лет, работал замдиректора машинно-тракторной станции по политической части — от этой станции жизнь колхозов 15 зависела! И он сказал Ване: «Я уже пожил, а тебе, сынок, надо уезжать…» Представляете, в 39-то лет? Тогда так было: 39 лет —  уже «пожил». И на первой попавшейся лошадёнке Иван погнал до станции Касторная, оттуда на поезде в Воронеж, в Первомайский сад, откуда уходили ребята воевать. Сначала пехота, бои под Москвой. Два ранения, госпиталь. Первый раз правую руку, потом левую ему прострелило. А после лечения — в Омское танковое училище. Шесть месяцев поучился — и вперёд. Всю войну прошёл командиром танка. Демобилизовался в 46-м, под Прагой.

Дорогие друзья!

Поддержите интересную, честную, независимую журналистику! Оформите подписку на любой удобный для вас период. Получите доступ к лучшим журналистским материалам нашего издания.

Спасибо за вашу поддержку.

С нами вы всегда будете в ПЛЮСе.

Вы уже подписчик? Милости просим
Картина дня
Свежий номер
Рубрики
Закладки
Войдите, чтобы добавить в закладки
Чат

Главное на «МОЁ! Плюс» на этой неделе

Чтобы не пропустить самые горячие темы и материалы «Плюса» и быть в курсе, подпишитесь на нашу еженедельную рассылку